Современные инновационные финансовые инструменты

Рейтинг брокеров за 2020 год:
Содержание

Финансовые ковенанты как инновационный инструмент финансового инжиниринга в России Барынькина, Наталья Платоновна

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация, — 480 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Барынькина, Наталья Платоновна. Финансовые ковенанты как инновационный инструмент финансового инжиниринга в России : диссертация . кандидата экономических наук : 08.00.10 / Барынькина Наталья Платоновна; [Место защиты: Марийс. гос. техн. ун-т].- Омск, 2020.- 140 с.: ил. РГБ ОД, 61 12-8/3150

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В свете современных экономических изменений, произошедших в мире за последние десятилетия, таких как глобализация, развитие информационных технологий, дерегулирование экономических отношений, мировой финансовый кризис заставляют признать повышающуюся роль финансов в экономике различных стран. Россия не является исключением в силу ее активного участия в международных финансовых и экономических отношениях.

Финансовая активность выводит финансовые отношения на новый уровень возможностей, а, следовательно, и рисков. В свете кризисных явлений последних лет особое значение приобретает устойчивое финансовое положение субъекта финансовых отношений. Это требует больших рациональных научных и практических затрат на создание инновационных финансовых инструментов управления финансовыми рисками, способных минимизировать потери и предупреждать риски. В условиях растущей финансовой нестабильности таким инструментом может стать ковенант.

В зарубежной финансовой практике ковенант используется уже продолжительное время и является не только атрибутом делового обычая, но и имеет, в ряде случаев, законодательное закрепление. Правовая фиксация, обширная судебная практика по делам в защиту ковенант, большое количество научно-практических разработок, придают ковенанту, как финансовому инструменту стабильность и привлекательность.

Современные финансы в России, интегрирующиеся в мировое финансовое сообщество, нуждаются в инновационных финансовых инструментах, которые позволяли бы снижать финансовые риски, повышая инвестиционную привлекательность и конкурентоспособность финансового рынка и экономики страны в целом. Специфика рассматриваемого в диссертационном исследовании инструмента управления финансовыми рисками — ковената, заключается в предъявлении определенных требований к уровню развития институциональной среды. А именно, правовое обеспечение функционирования финансового рынка, этика и финансовая грамотность участников отношений.

Таким образом, важную роль в повышении эффективности функционирования финансового рынка России и расширении его инструментария играет законодательство и качество его применения. Правовая прозрачность финансовых отношений делает их безопасными, снижает транзакционные издержки, улучшает инвестиционный фон и повышает финансовую активность субъектов отношений.

Существенным направлением указанных институциональных преобразований является финансовый инжиниринг, правовая фиксация инструментов которого способна улучшить качество финансовых отношений в стране.

Лучшие русскоязычные брокеры:

Финансовый инжиниринг разносторонен и может применяться во всех областях финансовой деятельности, поэтому в диссертационном исследовании внимание сконцентрировано на финансовом инжиниринге новых для России финансовых инструментов — ковенантах, применяемых в управлении финансовым риском.

Степень разработанности проблемы. В настоящее время существует большое число зарубежных и отечественных работ в области исследования финансового инжиниринга, авторами которых являются А. Аюпов, В. Бансал, И.

Бланк, Д. Вахович, Л. Галиц, М. Думпос, К. Зопунидис, Ю. Капелинский, В. Ковалев, Р. Колб, Д. Маршал, Я. Миркин, П. Пардалос, Б. Райзберг, С. Росс, А. Фельдман и др. Это позволяет рассматривать финансовый инжиниринг комплексно, объективно, систематизируя и обобщая материалы.

В зарубежной экономической литературе, за многолетнюю практику применения ковенант как инструмента управления финансовыми рисками, сформировался отдельный пласт исследовательских и практических работ, разносторонне освещающих ковенанты.

Анализ применения ковенант в финансировании предприятий проводят Д. Айбасез, Е. Альтунбас, Р. Бергер, А. Кара, Г. Морженсон, М. Роберте, Р. Чат-терджи, К. Харвей, С. Шава. В качестве инструмента распределения антимонопольного риска в условиях финансовой нестабильности ковенанты исследуют Д. Такер и К. Янглин. Ковенанты, как обязательную составляющую международных соглашений, рассматривают И. Айвори и А. Рогоза. Практику применения ковенант в качестве инструмента снижающего риски невыплат пенсий негосударственными пенсионными фондами описывает Т. Кокен. Как элемент кредитных соглашений ковенанты рассматривают А. Ашляйнер, Р. Браун, Ф. Браунсвейг, Б. Вайтц, Д. Варнер, С. Грибанова, С. Джилсон, П. Мазер, Д. Паг-лиа, М. Рендерс, А. Ротберг, К. Смит, Д. Стаглиано, К. Фрейданк, Д. Хахн и др. Ковенанты, как составляющая часть облигационных займов, представлены в работах Ф. Баццана и М. Палмиерри, М.Смита и X. Альберта.

В отечественной экономической научной литературе ковенант, как объект исследования, появился относительно недавно, что проявляется в немногочисленности работ на данную тему. Авторами научных работ в данной сфере являются М. Качаева, О. Кошко, А. Сапожников, Д. Сысоев, С. Щеглов. Практику применения ковенант на российском финансовом рынке анализируют О. Добронравов, М. Жукова, А. Зарщиков, А. Некторов, Е. Николаева, Н. Олыпанни-кова, Ю. Туктаров и др.

Цель диссертационного исследования — разработать научно обоснованные теоретические и практические рекомендации, обеспечивающие развитие финансового инжиниринга финансовых ковенант в России.

Для достижения указанной цели в работе поставлены следующие задачи:

определить понятие «финансовый инжиниринг» и виды финансового инжиниринга, исходя из сути и классификаций категории «инжиниринг», а также подробно исследовать инструментарий финансового инжиниринга — ковенанты;

дать оценку положения ковенант на российском финансовом рынке на основе сравнительного анализа дефиниций «финансовый продукт» и «финансовый инструмент»;

проанализировать проблемы финансового инжиниринга ковенант в условиях нарастающей нестабильности за рубежом и в России;

систематизировать классификации ковенант российских и зарубежных ученых, заострив внимание на финансовом инжиниринге финансовых ковенант;

оценить перспективы применения ковенант в России различными экономическими субъектами;

сформулировать предложения по формированию условий для широкого применения финансовых ковенант, как инструмента управления финансовыми рисками в России на основе различных моделей оценки эффективности.

Область исследований. Исследование проведено по специальности 08.00.10 «Финансы, денежное обращение и кредит» Паспорта специальностей ВАК РФ в рамках разделов 3.19. «Теория принятия решений и методы управления финансовыми и налоговыми рисками», 9.3. Развитие инфраструктуры кредитных отношений современных кредитных инструментов, форм и методов кредитования, 9.7. Эволюция кредитных отношений; закономерности и современные тенденции их развития, взаимодействие кредита с денежным оборотом, финансами, финансовым рынком, усиление влияния кредита на производство и реализацию общественного продукта, 10.10. Финансовые инновации в банковском секторе.

Объектом диссертационного исследования являются финансовые отношения, возникающие в процессе финансового инжиниринга.

Предметом исследования определены финансовые ковенанты, как инновационный инструмент управления финансовыми рисками.

Теоретико-методологическую основу диссертации составили материалы, содержащиеся в научных трудах отечественных и зарубежных ученых по вопросам разработки инструментария финансового инжиниринга, посвященные проблемам формирования, развития и совершенствования форм минимизации финансовых рисков с использованием ковенант и оценки их эффективности в инновационной финансовой деятельности.

Методической основой диссертационной работы стали следующие научные методы: анализ и синтез, сравнение и обобщение, историческая и логическая оценка экономических явлений, статистические методы и другие. Основным применяемым методом в исследовании стал экономико-правовой подход, позволяющий целостно рассматривать экономические процессы сквозь призму правовых норм, оценивая их эффективность.

Информационной основой работы послужили монографические труды и научные статьи зарубежных и отечественных ученых, материалы научных конференций, публикации в периодических изданиях, законодательные акты, регламентирующие финансово-кредитные отношения. Теоретические, нормативные и прикладные источники, взятые в совокупности, послужили информационной базой, которая способствовала достижению научной обоснованности и достоверности формулируемых в работе положений.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в разработке научно обоснованных теоретических и практических рекомендаций по развитию финансового инжиниринга финансовых ковенант в России посредством расширения сфер его применения, увеличения состава участников финансовых отношений и проведения необходимых институциональных преобразований. Результаты исследования, обладающие научной новизной и выносимые на защиту, следующие:

уточнено понятие «финансового инжиниринга» за счет дополнения определения словами «вне зависимости от организационно-правовой формы», включив в состав субъектов финансового инжиниринга государство. Это позволило сформулировать новые виды финансового инжиниринга: налоговый, бюджетный, комбинированный, расширив теоретические аспекты финансового инжиниринга и области практического его использования;

сформулировано авторское понятие «ковенант», как инструмента управления финансовыми отношениями, позволяющего распределять финансовые риски субъектов. В основе предложенного определения лежит обобщение различ-

ных классификаций ковенант, применяемых в зарубежных странах, что позволило оценить роль ковенант в инструментарии финансового инжиниринга;

разработаны классификации ковенант, где классификационными признаками являются: правовая система страны, уровень востребованности и наличие финансовых показателей. Это дает возможность выявить наиболее эффективные и перспективные виды ковенант для практического применения в России;

введено понятие финансовых ковенант представляющих собой соглашение или пункт в договоре для регулирования финансовых отношений между сторонами (кредитором и заемщиком; эмитентом и инвестором; и др.) с целью распределения финансово-кредитного риска путем характеристики финансового состояния через финансовые показатели. Данное определение дополнено разъяснением, что финансовые ковенанты — это обязательство соблюдать или не соблюдать определенные финансовые показатели на установленном уровне на протяжении действия соглашения;

разработана методика оценки эффективности применения финансовых ковенант, позволяющая определять степень трансформации ковенант из инновационного финансового инструмента в традиционный инструментарий финансового инжиниринга.

Достоверность диссертационного исследования обеспечивается использованием широкого круга материалов по данной теме, общепризнанных теорий и методов исследования, подходов в минимизации и управлении распределением финансовых рисков посредством инструмента финансового инжиниринга — ковенант.

Теоретическая значимость определений и выводов, сделанных в диссертационном исследовании, состоит в формировании понятийного аппарата и разработке методического аппарата, предназначенного для оценки эффективности применения ковенант различными российскими субъектами финансовых отношений, как инновационного инструмента управления финансовыми рисками.

Практическое значение. Содержащиеся в исследовании результаты, выводы и рекомендации могут быть использованы, во-первых, для дальнейшего изучения финансовых отношений, применяющих такой инструмент управления финансовым риском, как ковенант.

Во-вторых, выводы данного диссертационного исследования могут быть применены на практике субъектами финансовых отношений для более четкого определения риска каждой из сторон, а так же федеральными органами государственной власти при разработке концепции развития финансового рынка России и его составляющих — кредитного рынка, рынка ценных бумаг, срочного и других рынков.

В-третьих, теоретические и практические выводы диссертационного исследования могут быть использованы в процессе преподавания курсов «Общая экономическая теория», «Деньги, кредит, банки», «Банковское дело», «Рынок ценных бумаг» и других дисциплинах в высших учебных заведениях.

Апробация результатов исследования. Основные выводы и положения докладывались автором и обсуждались на Международной научно-практической конференции «Инновационное развитие экономики региона: опыт и перспективы» (Омск, 2008), III Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы и перспективы социально-экономической политики и рынка труда России» (Пенза, 2008), Международной научно-практической конференции: «Актуальные проблемы экономики и права в современных условиях» (Пя-

тигорск, 2009), Международной научно-практической конференции «Экономика региона: интеллект, инновации, предпринимательство» (Омск, 2009), Международной научно-практической конференции «Апрельские экономические чтения» (Омск, 2009), Национальном конкурсе по экономике, организованном РАН и фондом «Финансы и развитие» (Москва, 2020), VI Международно-практической конференции «Кризис или реформа: современные проблемы развития социально-экономических систем» (Саратов, 2020), V Международной научно-практической конференции «Социально-гуманитарные и юридические науки: современные тренды в изменяющемся мире» (Краснодар, 2020).

Материалы диссертации используются в Омском государственном университете путей сообщения в преподавании учебных дисциплин «Деньги, кредит, банки», «Рынок ценных бумаг», «Финансовые институты и рынки», «Банковское дело», «Экономическая история» и др.

По материалам диссертации автором опубликовано 12 работ общим объемом 5,1 печ.л. (авторских — 3,5 печ. л.), в том числе 4 статьи в журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации результатов диссертационных исследований.

Результаты диссертационного исследования внедрены в практику деятельности Института Территориального Планирования «Град» в г. Омске, ООО «Алгоритм», ООО «Викинг», ООО «Нефтехимэнергомонтаж».

Объем и структура работы. Диссертация содержит введение, три главы, заключение, библиографический список и приложения, иллюстрирована таблицами и рисунками, имеет следующую структуру:

Инновационные формы и механизмы государственного и муниципального управления

1. Проблемы социально-экономического развития регионов

1.1. Опережающее развитие регионов и территорий

Региональная организация Российской Федерации сформировалась в советскую эпоху плановой экономикии и индустриализации. Регионы рассматривались как совокупность географически сопряженных производственно-технологических комплексов, обеспечивающих самодостаточность условно-автономной экономики б.СССР. В этот период были осуществлены масштабные программы по освоению северных и восточных земель, проведена индустриализация и урбанизация страны (в 1920-30-е годы – подъем отсталых окраин; в 1930-е и начале 1940-х годов – создание второй металлургической базы и заводов -дублеров на Урале и в Сибири; в 1950-70-е годы – ускоренное развитие восточных районов; в 1960-80-е годы – формирование крупных территориально-производственных комплексов.

В настоящее время, в связи с переходом к новому типу государстdенно- экономического устройства и открытием национальной экономики для внешнего конкурентного рынка, индустриальная стратегия развития страны себя исчерпала. Происходит трансформация территориального экономического устройства России, в ходе которой появляются новые региональные социально-экономические образования поверх старых административных границ –территориальные кластеры, представляющие собой гибкие сети производсвтенно-технологической кооперации близко локализованных предприятий, производящих одну и ту же или смежную продукции и совместно обеспечивающих хорошие конкурентные позиции на внутреннем и внешнем рынках для отрасли и экономики страны.

Данные процессы привели к возникновению целого комплекса новых экономических, социальных и политико-правовых проблем социально-экономического развития российских территорий и страны в целом. Это вызвало необходимость формирования специальной государственной политики регионального развития и принятия соотвтетствующей «Концепции Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации», подготовленной Минэкономразвития в соответствии с приоритетами деятельности Правительства РФ.

Концепция ориентирована на разрешение исторически сложившихся структурных проблем региональной экономики, а именно:

  1. Низкая конкурентоспособность на внутреннем и внешнем рынках экономики регионов, исторически сформированных/развивавшихся для решения прежних геополитических задач (центры военно-промышленного комплекса, закрытые административно-территориальные образования, монопрофильные города, полностью зависящие от технологии градообразующих предприятий и пр.);
  2. Неэффективная пространственнаяй организация инфраструктуры регионов: избыток мощностей инженерного обеспечения, на территориях теряющих население и производственные активы, и их недостаток в растущих регионах (ограниченность возможностей портового хозяйства, экспортных трубопроводов в нефтегазовом комплексе, систем жизнеобеспечения в ЖКХ). Инженерная и социальная инфраструктура избыточно развита в сырьевых регионах, не нуждающихся в ней в настоящий момент. В частности, 11—12% установленной мощности электрогенерирующих объектов в России не эксплуатируется уже длительное время, а там, где существует наибольшая потребность в энергоресурсах, их явно недостаточно (энерогодефицит и перегруженность сетей уже ощущается и в Москве, и Санкт-Петербурге).
  3. Сырьевая специализация большинства регионов страны, унаследованная от б.СССР. Наиболее конкурентные на мировом рынке сырьевые регионы России поглощают свободные капиталы, квалифицированную и мобильную рабочую силу, обеспечивая развитие транзитной экономики. Специфической является направленность проектируемых крупных транспортных путей: от сырьевых зон к портам и пограничным переходам для вывоза на экспорт. Это становится препятствием для формирования и развития высокоорганизованной урбанистической среды и концентрации на территории культкрных и научно-промышленных центров Российской Федерации ресурсов будущего: высококвалифицированной мобильной рабочей силы, инновационных технологий, источников информации.
  4. Монопрофильная экономика регионов и городов, в которой основным донором региональных бюджетов выступают крупные вертикально-интегрированные корпорации индустриального типа, уступающие по своей эффективности и конкурентосполсобности зарубежным транснациональным компаниям, деятельность которых основана на широком использовании гибких межрегиональных сетей производственно-технологической кооопреации/кластеров. Отсутствие научно-технологической коопреации между крупными региональными предприятиями, в существующей производственно-территориальной конфигурации национальной экономики, снижает их конкурентоспособность на глобальном рынке и инвестиционную привлекательность 1 .

Таким образом, проблемы опережающего инновационного развития территорий, как инструмента модернизации и изменения технологического уклада российской экономики, должны находиться в центре внимания исследователей и практиков государственного управления, в частности, руководства областей и городов, которые крайне заинтересованы в привлечении инвестиций в региональную экономику 2 . Создание благоприятного инвестиционного климата, рост инвестиционной привлекательности города Тольятти и Самарской области позволяет увеличить деловую активность предпринимателей, объемы производства товаров, работ и услуг не территории региона.

В свою очередь это обеспечивает рост доходной части регионального и местных бюджетов за счет увеличения налоговых платежей, и увеличение занятости за счет создания дополнительных рабочих мест, социально-экономическому развитию территории, и как следствие, снижению и в дальнейшем устранению причин социальной напряженности, нарастание которой с трудом удается сдерживать федеральному правительству.

В порядке конкретизации стратегии опережающего развития Самарской области и, в частности, города Тольятти может быть поставлена задача вхождения в число пятнадцати наиболее развитых инновацитонно активных регионов страны по обобщающим показателям социально-экономического развития [3]. Речь идет о максимизации использования потенциала региона и его конкурентных преимуществ, а именно — используемый лишь частично высокий научно-бразовательный и инновационный потенциал; диверсифицированная структура промышленного производства; выгодное транспортное положение, благоприятствующее развитию межрегиональных экономических связей; развитый инвестиционно-строительный комплекс и высокая степень насыщенности учреждениями банковской системы.

Использование потенциала региона предполагает решение следующих организационных задач с непосредственным участием администрации области и города:

  • развитие сетевой кооперации в производстве инновационной продукции путем формирование единого и взаимоувязанного с сектором реальной экономики научно-образовательного и инновационно-технологического информационного пространства деловых коммуникаций, образующего «информационный мост» между разработчиками инновационной продукции и инвесторами, заинтересованными в ее промышленном освоении;
  • поддержка создания и развития малых инновационных предприятий при научных учреждениях и высших учебных заведениях области, стимулирование инновационной деятельности в этих предприятиях и вовлечения инноваций в рыночный оборот;
  • содействие появлению кластеров потенциальных инноваций, способных конкурировать на национальном и мировом рынках, посредством конкурсной финансовой поддержки новых инновационных компаний, работающих в высокотехнологичных секторах экономики;
  • осуществление на условия государственно-частного партнерства системообразующих региональных инновационных проектов по приоритетным направлениям инновационного развития экономики области, включая поддержку инновационной деятельности инициаторов проектов на стадиях: создания объектов интеллектуальной собственности и организации их использования («посевная» стадия); опытно-конструкторских работ и опытного (пилотного) производства; развития инноваций и инновационного роста при становлении серийного производства, а также кластерных проектов, направленных на инновационное обновление регионального индустриально-аграрного производственного комплекса и низкотехнологичных способов промышленного производства за счет широкого вовлечения научных и образовательных организаций, промышленных предприятий, малого бизнеса, банковского и венчурного капитала в процесс модернизации и инновационного развития региональной экономики.
  • организация экспертного сообщества, оценивающего результативность областной инновационной политики в целом и эффективность ее отдельных составляющих;
  • развитие инфраструктуры региональной инновационной системы, включая вузы и научные учреждения, технопарки, бизнес-инкубаторы, инновационные промышленные кластеры, учебно-деловые центры, центры трансферта технологий и другие специализированные организации; повышение экономической эффективности инновационной деятельности, извлечение дополнительной инновационной ренты;
  • развитие нормативно-правового, информационного обеспечения инновационной деятельности, инновационной культуры (мировоззрения) в среде предприрнимателей, работников промышленности, областной и городской администрации на основе реализации новых образовательных программ вузовской подготовки специалистов и переподготовки кадров в системе послевузовского обучения.

Успешная реализация названных задач требует создания и развития соврменной региональной инновационной системы, обеспечивающей поддержку инновационной деятельности на всех стадиях инновационного цикла, являющегося ключевым системообразующим фактором социально-экономического развития области и преодоления сложившегося технологического отставания ряда отраслей региона. При этом деятельность регионального Правительства и администрации города должна быть направлена преимущественно на развитие инновационной предпринимательской активности, активизацию «точек экономичечского роста» и достижение высоких показателей деятельности базовых отраслей промышленности на основе кластерной концепции развития региональной экономики и непосредственного участия в ее реализации ведущих корпораций, вузов и институтов гражданского общества.

1.2. Кластерный подход к инновационному развитию территорий

Развитие территориальных кластеров в России является одним из условий повышения конкурентоспособности отечественной экономики и интенсификации механизмов частно-государственного партнерства. В свою очередь это требует объединения усилий администрации области и города, производственных, научно-исследовательсктх, образовательных и сервисных предприятий для организации совместной деятельности в составе территориального кластера в интересах модернизации и инновационного развития экономики региона, роста занятости и доходов населения территории.

Реализация кластерной политики экономического развития регионов и малых городов России должна осуществляться на основе внедрения и широко использования инновационных ресурсосберегающих, промышленных и строительных технологий в соответствии с принципами, изложенными в Методических рекомендациях Минрегионразвития (письмо МЭР РФ от 26.12.2008 г. №20615-АК/Д19) [1].

Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р, предусматривается создание сети территориально-производственных кластеров, реализующих конкурентный потенциал территорий, формирование ряда инновационных высокотехнологичных кластеров в европейской и азиатской части России [2]. На федеральном уровне сформирован ряд механизмов, позволяющих обеспечить гибкое финансирование мероприятий по развитию кластеров.

В соответствии с Правилами предоставления средств федерального бюджета, предусмотренных на государственную поддержку малого предпринимательства, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2005 г. № 249, на конкурсной основе осуществляется предоставление субсидий субъектам Российской Федерации на финансирование мероприятий, предусмотренных в соответствующей региональной программе. Данный механизм создает возможности для использования финансовой поддержки субъектов Российской Федерации в целях реализации широкого спектра кластерных проектов. В настоящее временя проекты развития территориальных кластеров реализуются в инициативном порядке несколькими субъектами Российской Федерации и муниципальными образованиями.

Зарубежный опыт развития кластеров показываает, что нормальная рыночная конкуренция и естественная географическая близость элементов отраслевых кластеров обеспечивают добровольную целенаправленную кооперацию и оптимизацию взаимоотношений в инновационной цепочке «разработчик – производитель – потребитель». Например, университеты, расположенные в «Силиконовой долине» (США), находящейся в непосредственной близости от конкурирующих между собой субъектов промышленности, интенсивно взаимодействуют с ними в рамках прикладных НИР. Конкурирующие между собой предприятия-товаропроизводители соответственно, финансирует деятельность университетов, участвуя в процессе промышленного освоения инновационных продуктов и технологий [4]. Однако сегодня кластеры, которые прежде эволюционно формировались благодаря конкуренции и рыночным отношениям, формируются (выращиваются) искусственно во многих развитых и развивающихся странах мира: США, Канаде, Великобритании, Франции, Финляндии, Словении, Японии, Южной Корее, Сингапуре и др.

Конкурентные вызовы, с которыми сталкиваются многие прормышленно-развитиые регионы России после присоединения к ВТО, требуют целенаправленного создания территориальных кластеров с целью повышения конкурентоспособности регионов на основе принципов кластерной политики, подразумевающей активное участие государства в развитии национальной экономики.

Региональное Правительство, муниципальные учреждения и органы власти могут оказывать влияние (управляющее воздействие) на функционирование и развитие кластера посредством создания соответствующего нормативного правового обеспечения, финансово-бюджетных механизмов, инвестиционных программ, ориентированных на создание и развития кластеров, включая меры адресной поддержки проектов по организации высокотехнологичных производств на территории [10].

Кластер представляет собой группу географически локализованных взаимосвязанных в рамках производственно-технологической кооперации компаний, поставщиков оборудования, комплектующих, специализированных услуг, инфраструктуры, научно-исследовательсткх институтов, вузов и других организаций, взаимодополняющих друг друга и усиливающих конкурентные преимущества отдельных компаний и кластера в целом.

Кластеры могут размещаться на территории как одного, так и нескольких регионов, и представляют собой особое экономическое пространство, организованное путем объединения государственных органов управления и субъектов хозяйственной деятельности, которое способствует росту деловой активности бизнеса, привлечению инвестиций и экономическому развитию региона на основе специально создаваемых институтов поддержки. При этом, мировой опыт экономического развития передовых стран дает наглячдные примеры повышения конкурентоспособности регионов и территориальных производственных комплексов путем реализации кластерной политики регионального развития.

Кластерная форма/модель организации взаимодействия предприятий и организаций регионального научно-производственного комплекса обеспечивает возникновение конкурентных преимуществ и получение ими существенно большего экономического эффекта по сравнению с традиционными формами организации совместной хозяйственной деятельности в отрасли. Организационно-экономические связи кластера, базируются на долгосрочных контрактах в рамках научно-производственной и технологической кооперации кластерных бизнес-структур (в отличие от холдингов, базирующихся на имущественных интересах) и реализуются путем вертикальных и горизонтальных взаимодействий между различными субъектами крупного промышленного бизнеса и малого предпринимательства, объединенными по инициативе адмиристрации области и города в виртуальную сетевую организацию.

Наиболее высокий уровень конкурентоспособности региональной экономики обеспечивают инновационные кластеры или кластеры потенциальных инноваций, которые представляет собой неформальное объединение предпринимателей, различных организаций и органов власти, позволяющее концентрировать ключевые компетенции, ресурсы, новые знания и технологии для производства конкурентоспособной на мировом рынке продукции или услуги. Поскольку инновационные кластеры создаются на основе передовых достижений в области науки, техники и технологии промышленного производства, позволяющих формировать и/или занимать новые рыночные ниши, то одним из основных условий их образования в регионе является создание региональных модулей Национальной инновационной системы Российской Федерации.

1.3. Организация взаимодействия органов государственного и муниципального управления при формировании условий опережающего организационно-экономического развития территорий: законодательные основы, принципы и противоречия

Одним из основных направлений совместной деятельностии органов государственного и муниципального управления в области социально-экономического развития регионов должно стать создание условий модернизация промышленности, поддержка и развитие конкурентоспособных на глобальном рынке территориальных производственных кластеров.

Основными задачами развития промышленности в регионах являются:

  • модернизация и диверсификация промышленности;
  • приоритетное развитие высокотехнологичных и наукоемких отраслей, значительное увеличение доли инновационной продукции в общем объеме промышленного производства;
  • наращивание темпов импортозамещения;
  • создание благоприятных условий для развития частного инновационного предпринимательства в сфере материального производства;
  • эффективная внешнеэкономическая политика, учитывающая последствия присоединение России к ВТО.

Промышленная политика на современном этапе развития экономики должна опираться на ключевые позиции региональных кластеров.

Центральное внимание при этом должно уделяется укреплению сетей коопреации между экономическими субъектами – участниками кластера, в целях упрощения доступа к новым технологиям, распределению рисков в различных формах совместной экономической деятельности (организации НИОКР, использования знаний и основных фондов, снижения транзакционных издержек и т.д.) за счет увеличения доверия между участниками кластера.

В период индустриализации б.СССР в экономически развитых регионах России создававались крупные вертикально-интегрированные предприятия массового производства. По даннной причине ни в одном регионе современной России практически нет производственных кластеров, конкурентоспособных в глобальном масштабе. Стимулирование возникновения кластеров должно относиться к числу приоритетов государственной политики регионального развития, поскольку их образование является условием долгосрочной конкурентоспособности экономики России. Кроме того, территориальные производственные кластеры должны стать формой интеграции и поддержки малого и среднего бизнеса. Традиционные макроэкономические и отраслевые подходы к развитию малого и среднего бизнеса необходимо дополнить региональным, выражающимся в формировании территориальных производственных кластеров.

Энциклопедия богатства:  Обзор брокера InteractiveOption (отзывы)

К числу направлений реализации государственной региональной кластерной политики относятся:

  • выявление и мониторинг ситуации развития экономических кластеров на территориальном уровне, в том числе выявление структуры кластера, территориальной локализации его отдельных звеньев, софинансирование аналитических исследований перспектив развития кластера на внешнем рынке, оценка влияния кластера на территорию и социальную сферу;
  • формирование институциональной среды для развития территориальных экономических кластеров.
  • вовлечения в процесс разработки и обсуждения стратегий регионального развития потенциальных участников территориальных кластеров посредством создания коммуникационных площадок по обмену опытом между регионами по реализации кластерной политики;
  • способствование консолидации участников кластера (в том числе, через ассоциативные формы корпоративной интеграции), реализация программ содействия выходу предприятий кластера на внешние рынки, проведение совместных маркетинговых исследований и рекламных мероприятий, реализация образовательной политики, согласованной с основными представителями кластера, обеспечение возможности коммуникации и кооперации предприятий и образовательных учреждений с использовнаием виртуальных организационных платформ;

Достижение целей регионального развития требует организации эффективного взаимодействия Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований при реализации программ социально-экономического развития территорий. Это предполагает улучшение качества государственного управления и повышение эффективности использования общественных финансов на субфедеральном уровне за счет проведения административной реформы, внедрения методов программно-целевого бюджетирования, развития новых механизмов частно-государственного партнерства и регулятивного управления экономикой на региональном и местном уровнях.

В рамках повышения качества управления на субфедеральном уровне должны быть осуществлены следующие организационные мероприятия:

  • разработка и принятие федеральной программы содействия проведению социально-экономических реформ на региональном и местном уровне – создание стимулов для внедрения инструментов стратегического планирования, реформы функций госуправления (выполнение законодательных решений по разграничению полномочий между уровнями государственной власти и местного самоуправления);
  • создание системы федерального мониторинга региональных социально-экономических показателей, состояния нормативно-правовой базы, хода социально-экономических реформ, формальных и неформальных барьеров для ведения бизнеса и осуществления инвестиционных проектов, выявления инфраструктурных ограничений и возможностей для реализации крупных инвестиционных проектов, создание системы сбора и распространения лучшей практики проведения реформ на региональном и местном уровне;
  • содействие межрегиональной координации решений в области экономической политики – участие федеральных органов исполнительной власти в процессе разработки стратегий регионального развития субъектов Российской Федерации (групп субъектов) и финансировании межрегиональных инфраструктурных проектов, инициируемых несколькими субъектами федерации либо крупными группами поселений в рамках согласованных стратегических приоритетов регионального развития;
  • содействие реализации пилотных проектов социально-экономических реформ на региональном и местном уровнях – разработка и принятие федеральной нормативно-правовой базы для проведения экспериментов по внедрению новых инструментов социально-экономической политики в отдельных субъектах Российской Федерации и муниципальных образованиях. Обязательным условием реализации пилотных проектов должны стать мониторинг и контроль со стороны федеральных органов, последующая обработка результатов эксперимента с целью распространения лучшей практики и внесения в установленном порядке законопроектных инициатив;
  • реализация существующих механизмов финансового поощрения регионов и муниципальных образований, ориентированных на проведение приоритетных реформ. Софинансирование усилий региональных и местных властей в области проведения социально-экономических реформ из федерального бюджета;
  • оценка уровня социально-экономического развития регионов, муниципальных образований, в зависимости от их функции в пространственной организации страны. Введение системы статистики для городских округов и городских поселений.
  • оценка деятельности региональных органов власти по проведению социально-экономических, бюджетной и административной реформ, сбор информации и анализ состояния нормативно-правовой базы на региональном и местном уровнях, оценка реализации региональных программ социально-экономического развития.

В целом данные меры государсвтенной адмирнистративной и финансовой поддержки способны устрнить барьеры для формирования конкурентоспособных кластеров и обеспечить привлечение инвестиций в экономическое развитие территории.

Необходимость и степень вмешательства государства в хозяйственную деятельность предприятий региона должна определяться конкретными условиями переходного периода с учетом кризисного состояния мировой экономики. Перспектива организационного развития корпоративного сектора промышленности, заключается в создании механизма, объединяющего рыночные и государственные рычаги управления. С этой целью трансформация существующих и создание инновационных форм, методов и инструментов административного корпоративного управления должны быть основаны на непротиворечивом (гармоничном) сочетании государственно-административных и косвенных (экономических и иных) способов управления такими ассоциированными промышленными организациями как региональные кластеры.

Экономические исследования показывают, что для консолидации деятельности различных бизнес-единиц, участвующих в создании нового наукоемкого продукта, целесообразно использовать концепцию региональных инновационных кластеров, характеризующихся высоким уровнем самоорганизации, мотивации и сбалансированности интересов участников хозяйственной деятельности, а также возможностью организации их эффективного взаимодействия с федеральными и местными органами власти на основе государственно-частного партнерства в промышленной сфере. Данные качества, в сущности, и обусловливают появление мультипликативных и синергетических эффектов межотраслевой кооперации и концентрации наукоемкого производства. Достижение этих эффектов требует повышения эффективности госрегулирования региональных экономических систем и поддержки предприятий на условиях государственно-частного партнерства.

В течение всего переходного периода государство не должно терять управления «несущими конструкциями» каркаса национальной экономики и призвано играть существенную роль в регулировании экономических процессов.

Формирование рыночной хозяйственной системы нового типа, в основе которой лежат предпринимательская деятельность и использование современных методов государственного регулирования, происходит сегодня на фоне системного кризиса государственного и корпоративного управления промышленной сферой, основные черты которого отражены в табл. 1. Переходный период российской экономики характеризуется трансформацией форм организационного управления, и, соответственно, необходимостью сочетания административных и экономических методов регулирования. Объясняется это неразвитостью рыночных отношений и механизмов экономического регулирования хозяйственной деятельности в условиях сохраняющейся высокой монополизации национальной экономики и слабой конкуренции, которые пока еще не могут заменить регулирующую роль государства. По этой причине ведущая роль государства в управлении промышленным производством в переходный период приобретает особое значение (Б.З. Мильнер, 2008) [6].

Таблица 1. Особенности кризиса организационного управления в переходной экономике

Уровень управления Кризисные явления
Общегосударственный уровень Самоустранение государственных органов от целенаправленного использования механизма и инструментов прямого административного и косвенного регулирования переходной экономики. Отсутствие четкого разграничения полномочий различных уровней власти в регулировании хозяйственной деятельности субъектов экономики. Дезорганизация системы заказов и закупок продукции, работ и услуг для нужд государства. Низкая исполнительская дисциплина и безответственность государственных органов управления, выполняющих координирующие и контролирующие функции. Отсутствие эффективной системы подготовки управляющих государственными пакетами акций промышленных корпораций. Несовершенство правого поля, регулирующего экономические отношения и обеспечивающего защиту интересов участников хозяйственной деятельности.
Корпоративный уровень Стагнация организационного развития предприятий и комплексов промышленности, сопровождающаяся отставанием применяемых форм и методов управления от процессов трансформации форм собственности. Утрата интереса к предприятиям и организациям, находящимся в общественной собственности со стороны государственных органов. Реструктуризации крупных и средних предприятий на множество отдельных самостоятельных бизнес-единиц, сопровождающаяся разрушением корпоративных управленческих структур и отраслевых хозяйственных связей научно-производственной и технологической кооперации. Отсутствие качественной и полной нормативной базы, определяющей требования к управлению государственными пакетами акций коммерческих предприятиями, и позволяющей четко разграничить и упорядочить права и обязанности их собственников и аппарата управления.

В связи с этим в 2005-2020 гг. Правительством России, во избежание деиндустриализации страны, экономической и социальной деградации общества, были предприняты масштабные структурные преобразования наукоемких отраслей с целью создания технологичного ядра экономики на базе крупных межотраслевых госкорпораций. Эти радикальные организационные изменения направлены, прежде всего, на концентрацию ресурсов для сохранения и развития научно-производственной и технологической базы экономического роста, сокращения отставания страны в научно-техническом прогрессе от экономически развитых государств [4].

Таким образом, в условиях российской действительностти регулирующая роль государства в управлении экономикой приобретает особую важность по причине сохраняющейся высокой монополизации экономики и практически полного отсутствия конкуренции. Перспектива развития госрегулирования заключается в создании механизма, гармонично сочетающего рыночные и государственные рычаги управления.

С учетом данного обстоятельства принципиальная модель (блок-схема механизма) взаимодействия федеральных и местных органов власти с субъектами промышленной сферы представлена на рис. 1 в виде гибридной модели административно-регулятивного управления.

Рис. 1. Принципиальная модель (блок-схема механизма) регулятивного управления инновационным развитием промышленной сферы

Преимущество данной гибридной модели заключается в непротиворечивой комбинации/симбиозе противоположных свойств администритивной и регулятивной рыночной моделей управления, что дает возможность обладать преимуществами и компенсировать/нивелировать недостатки данных моделей. Так, например, на начальном этапе формирования необходимых условий инновационного развития индустриально деградировавшего или неразвитого в промышленном отношении и экономически отсталого/дотационного региона (формирование производственной и инновационной инфраструктуры, деловой среды, сетей телекоммуникаций и т.д.) механизм регулятивного управления обеспечивает консолидацию и прямое регулирование деятельности активных элементов региональной технико-экономической системы.

Функция прямого регулирования/общесистемной координации обеспечивает режим централизованного/административного управления региональными ведомствами и участниками хозяйственного процесса для повышения их управляемости и мобилизации располагаемых ими ресурсов на ключевых направлениях регионального экономического развития с целью организации конкурентоспособного производства, роста занятости и доходов населения. По мере экономического развития региона, формирования инновационной инфраструктуры, роста научно-производственного кооперации, потенциала, деловой активности и самостоятельности субъектов экономики, режим прямого/административного регулирования постепенно вытесняется косвенным регулированием кластерных и межкластерных взаимодействий участников хозяйственной деятельности на основе гармонизации/компромисса интересов и целей их совместной деятельности. Последнее обеспечивает устойчивое и эффективное (эволюционное) развитие технологических кластеров и региональной инновационной системы в условиях неравновесной экономики. Постулируемая ниже концепция регулятивного управления интегрированным наукоемким производством основана на неформальном построении корпоративных бизнес-структур как открытых самоорганизующихся систем в виде гибких многомерных инновационных цепочек создания ценности, образование и регулирование которых осуществляется на основе организации эффективного кластерного взаимодействия (кооперации и координации) участников инновационной деятельности с использованием интеллектуальных информационно-коммуникационных технологий управления.

Современные формы государственного регулирования

В условиях переходной экономики государство выступает, во-первых, как властная структура, устанавливающая «правила игры» на рынке и определяющая условия функционирования рыночных субъектов; во-вторых, как механизм экономического регулирования, поддержки и стимулирования и, в-третьих, как собственник государственного имущества, действующий на рынке наряду с иными субъектами хозяйствования (рис. 2). Крайне важным при этом является баланс всех трех подходов. Преобладание какого-либо одного подхода ведет к слабости государственной власти, сдерживает экономическую активность агентов рынка.

В качестве властной структуры, устанавливающей для субъектов рыночной экономики общие правила поведения, государство должно как минимум не мешать деловой активности предпринимателей. Оно обязано создать стабильную правовую базу предпринимательства и на основе экономических и административных методов управления проводить активную политику поддержки предприятий (например, ввести обоснованный механизм налогообложения, создать реальную систему защиты предпринимательства и т. д.).

Рис. 2. Функции государсвтенного управления в рыночной экономике.

Наряду с общим регулированием экономических отношений одной из важных задач государства является проведение селективной политики поддержки предприятий. Ее можно реализовать не только на базе нормативных актов общего действия, но и путем принятия адресных нормативных и административных актов, а также на основе конкурсного распределения ресурсов и средств для развития приоритетных направлений экономики. На рис. 3 представлена схема государственной поддержки предприятий, предусматривающая селективное выделение ресурсов для осуществления приоритетных проектов в промышленной сфере на конкурентной основе.

Рис. 3. Конкурсная государственная поддержка приоритетных направлений развития промышленности.

Государственная поддержка предпринимательства может включать в себя как прямое финансовое субсидирование, льготное кредитование и селективное гарантирование кредитов, так и предоставление льгот по налогообложению, участие государства в соучредительстве по организации новых предприятий, формирование и регулирование рынка труда, предоставление выгодных государственных заказов. Важную роль играют содействие в подготовке кадров и развертывание государственной сети подготовки — специалистов для работы в условиях рыночной экономики, обеспечение правовых льгот предпринимательской деятельности в свободных экономических зонах, координация деятельности союзов и ассоциаций предпринимателей.

2. Инновационные подходы к организации государственного и муниципального управления

2.1. Историческое развитие систем публичного управления. Логика развития систем управления, факторы, определяющие динамику и направление эволюции систем управления. Сравнительный анализ систем управления в различных социально-экономических и политических средах.

В настоящее время промышленное производство индустриально развитых стран, включая Россию, характеризуется наличием крупных диверсифицированных корпораций с вертикально интегрированными по конечной продукции отделениями и дивизионами, отличающихся большим объемом (до 80-90%) собственных работ по изготовлению разнообразной конечной продукции, и малым объемом межкорпоративных связей кооперации, величина которых не превышает 10-15% ее стоимости [4]. Смещение данных пропорций в сторону увеличения объема межкорпоративных связей посредством масштабных организационных преобразований и структурной перестройки промышленности позволит развитым экономикам без значительных инвестиционных затрат существенно повысить конкурентоспособность и эффективной работы промышленных корпораций на основе глобальной интеграции бизнес-процессов и оптимизации производства с применением передовых стандартов и информационных технологий управления.

Как показывает мировой опыт корпоративного развития, такая стратегия дает наилучшую отдачу в краткосрочном периоде, что позволяет креативным корпорациям быстро увеличивать свою капитализацию и достигать конкурентоспособного масштаба выпуска наукоемкой продукции с объемом продаж более 1 млрд.долл., позволяющего привлекать мировые финансовые ресурсы для своего развития и, соответственно, осуществления крупномасштабных улучшающих изменений в национальной экономике.

Современные корпорации превращаются в сочетание организационно слабо связанных, но тесно переплетающихся между собой экономически активных бизнес-единиц (мелких и средних инновационных и сервисных компаний, отдельных производств), обладающих разнообразными профессиональными навыками и выполняющими различные функций, которые избирательно объединяются в интегрированные производственные системы на метакорпоративном уровне в виде сетевых и/или оболочечных (виртуальных) креативных фирм и отраслевых промышленных кластеров. В условиях широкого распространения аутсорсинга и возросшего уровня информационно-коммуникационных технологий, они получают возможность передавать научно-производственные и коммерческие функции специализированным предприятиям, оставляя за собой функции маркетинга, координации и контроля. Это позволяет креативным компаниям относиться к функциям и операциям специализированных предприятий как отдельным элементам глобально интегрированных производственных систем, с которыми можно производить различные структурные комбинации (например, исходя из стратегической оценки того, какие операции позволят данной компании добиться необходимых результатов самостоятельно, а какие она предпочтет передоверить своим партнерам). Образуется своего рода распределенная организационно-технологическая среда, по подобию многомерной матрицы, на базе которой разворачиваются процессы самоорганизации надкорпоративных образований в форме интегрированных производственных систем – научно-производственных комплексов и/или межотраслевых технологических кластеров путем избирательного вовлечения интеллектуальных экономических агентов в различные бизнес-процессы/проекты для достижения оптимального результата с наименьшими затратами ресурсов и времени. Их стремительное развитие сопровождается межкорпоративной интеграцией научных исследований и прикладных разработок, производства и сбыта высокотехнологичной продукции на основе общих стандартов деятельности, развития информационных технологий и коммуникационной инфраструктуры, что является существенным конкурентным преимуществом и, соответственно, важным фактором устойчивого развития экономики развитых стран в глобальном мире [4].

По мере того как организационные границы корпораций, становятся всё более размытыми, инновационные и сервисные предприятия получают возможность внести свой вклад в развитие их научно-технического потенциала и сбалансированности деятельности, с точки зрения размера, численности персонала и величины внутрифирменных транзакционных издержек, — новыми формами организации работы в бизнесе, такими, как глобально интегрированные цепочки поставок, коммерческие «экосистемы» и сообщества разработчиков инноваций (см.: рис. 4).

Рис. 4. Эволюция развития корпоративной структуры

Виртуальные интегрированные бизнес-структуры

В российской промышленности также наблюдается процесс образования виртуальных креативных корпораций на основе интеграции малых инновационных, разрабатывающих наукоемкую продукцию и средних/крупных промышленных предприятий, использующих современные модели организации и управления. По данной причине, развитие интегрированных производственных систем — виртуальных предприятий, корпораций, кластеров и сетей поставщиков, — находится в настоящее время на переднем крае теоретических разработок, имеющих большую практическую значимость, поскольку они отражают изменившиеся условия функционирования организаций в постиндустриальной экономике. Интеграционные процессы в сфере наукоемкого производства ориентированные на более эффективное использование всех видов ресурсов (научно-технических, производственных, сырьевых, финансовых) с применением новейших технологий и способами высокопродуктивного ведения хозяйственной деятельности, приводят к появлению многообразных форм вертикального и горизонтального объединения организаций (Б.З. Мильнер, 2008). Компании объединяются для того, чтобы максимально использовать перманентно возникающие рыночные возможности, которые не могут быть реализованы ими по отдельности. В результате их объединения вокруг основных бизнес-процессов образуются многомерные иерархические организационные структуры – горизонтальные креативные корпорации, стратегические альянсы, современные модификации диверсифицированных конгломератов, консорциумов, холдингов, хозяйственных ассоциаций и групп, – новая корпоративная бизнес-модель которых предусматривает широкую производственную кооперацию с поставщиками комплектующих, потребителями и конкурирующими компаниями с целью использования их производственных возможностей, профессиональных знании и компетенций на основе аутсорсинга/контрактного производства. Это позволяет создавать более эффективную организацию с быстродействующей интегрированной производственной системой, в которой любая функция или процесс реализуются на глобальном уровне.

Системообразующей основой виртуальной организации является временная сеть производственной кооперации (деловое партнерство) нескольких самостоятельных предприятий, отдельных коллективов или людей, обладающих ключевыми компетенциями для выполнения конкретного рыночного заказа, базирующаяся на единой информационной системе/среде. Партнерство является временным и при достижении определенного/заданного результата (например, выполнении заказа, изготовлении серии изделий) может также временно приостанавливаться/прекращаться до следующего рыночного заказа, а динамическая сеть после выполнения текущего заказа может трансформироваться с поступлением следующего очередного заказа путем привлечения новых или выхода/исключения старых партнеров. Сеть может быть трансформирована также и при изменении рыночной конъюнктуры, или на определенных этапах жизненного цикла изделия в случае его морального устаревания [10]. Основное свойство/достоинство виртуальных ассоциативных форм организации хозяйственной деятельности заключается в том, что они, в отличие от традиционных (сосредоточенных централизованных и децентрализованных) иерархических корпоративных структур, предпочитающих располагать всеми ресурсами, необходимыми для производства конечной продукции, — используют общие активы (ресурсы и компетенции) нескольких фирм, функционирующих в различных звеньях цепочки создания ценности. Кооперируясь друг с другом в виртуальные динамические сети, такие предприятия, обмениваясь информацией для координации совместной деятельности по производству и поставке продукции на заказ, удерживают за собой определенную функцию в ценностной цепи (рис. 5).

Рис. 5. Динамическая сеть производственной кооперации

Динамическая сеть кооперации представляет собой логически взаимосвязанную целенаправленную систему, узловыми элементами которой становятся топологические схемы бизнес-процессов, связанных с исполнением заказов клиентов (технологические маршруты изготовления изделий), точки их «пересечения» на отдельных участках локальных производственных систем предприятий-исполнителей заказов (изготовителей товаров и услуг), логистические системы поставщиков комплектующих и других участников динамической сети. Она заменяет сосредоточенную систему вертикально-интегрированного поточного производства традиционного и адаптивного типа, соответственно, с жесткой или ограниченно реконфигурируемой структурой цепочки создания ценности, и предоставляет возможность организовывать и осуществлять совместную групповую работу заинтересованных участников глобальной системы производства в удаленном режиме по всему миру.

Данное свойство обусловливает возникновение связанных с ним других свойств — функциональной избыточности и гибкости перманентно формируемых сетей производственно-технологической кооперации, позволяющих быстро и без существенных затрат адаптировать интегрированную производственную систему к изменениям окружающей рыночной среды. В качестве отличительных характеристик виртуальных организаций можно назвать их открытую для кооперации распределенную структуру; модульность построения, заключающуюся в автономности и узкой специализации базовых элементов (участников) сети; приоритет горизонтальных производственных и информационно-управляющих (интерперсональных) связей; высокий статус информационных и телекоммуникационных средств интеграции; зависимость от уровня профессиональной квалификации, право- и самосознания участников сети. В совокупности перечисленные достоинства и характеристики сетевой организации формируют следующие конкурентные преимущества использования/производственные возможности виртуальных корпораций: высокая скорость выполнения разнообразных индивидуализированных заказов; снижение ассиметричности рыночной информации и, соответственно, трансакций и совокупных затрат 3 ; более полное удовлетворение индивидуальных запросов заказчика; снижение/снятие барьеров для выхода на новые рынки и др.

Процесс образования их виртуальной производственно-технологической сети, требует наличия развитой бизнес-среды, которая формируется путем объединения в стратегический альянс некой генеральной совокупности отдельных малых и крупных предприятий/контрактных производств, работающих в определенном секторе экономики и преследующих общие или близкие цели, локальные производственные системы которых в своей консолидированной массе образуют распределенную многомерную производственно-технологическую матрицу — кластер (рис. 6/а). При поступлении рыночных заказов на нормативно образованной многомерной технологической матрице формируются динамические связи производственной кооперации между предприятиями и образуются узловые соединения сети, отражающие конструктивные схемы заказанных к производству сложных технических изделий и топологию технологических процессов их изготовления (рис. 6/б).

Рис. 6. Процесс образования динамической сети интегрированного производства

В практическом плане это осуществляется следующим образом. Виртуальные корпорации/интегрированные производства выявившие рыночные возможности или получившие заказ, ищут потенциальных партнеров в пределах и за пределами сформированной бизнес-среды, и заключают соответствующие оперативные соглашения, в первую очередь с теми предприятиями, с которыми у них установлены долгосрочные партнерские отношения в рамках стратегического альянса. Ключевым моментом в этом случае выступает время поиска, оценки, отбора, привлечения и консолидации бизнес-партнеров в перманентную технологическую сеть с использованием специально разработанного организационно-экономического механизма, средств визуализации и интеллектуальных технологий поддержки управления, а также информационных сетей телекоммуникаций. В целях его сокращения ряд зарубежных и российских ученых-кибернетиков (М. Хаммер, 1993; А. Мошович, 1997; Е.Г. Ойхман, Э.В. Попов, 1998), на теоретические разработки которых ссылаются другие исследователи (Б.Б. Тарасов, 1998; П.О. Скобелев, 2001), предлагает организовывать в составе долгосрочных виртуальных интегрированных образований специальные, непрерывно функционирующие холдинги и метахолдинги (в их состав могут входить представители основных предприятий, рисковые предприниматели, научные коллективы, и приглашенные эксперты), которые должны выполнять роль системных интеграторов — своеобразных интеллектуальных центров координации, управления компетенциями и целеполагания (стратегирования) совместной деятельности всех участников сети, соответственно [7]. Оперативный производственный/операционный топ-менеджмент холдинга промышленных предприятий заключается: в определении организационно-технический и технологических требований к бизнес-процессу, связанному с выполнения заказа (изготовлением продукции), возможных исполнителей заказа, обладающих ключевыми компетенциями (в форме знаний, опыта, ресурсов и производственных возможностей); распределении работ и необходимых для их выполнения дополнительных ресурсов; в согласовании действий исполнителей и общем контроле над ходом исполнения заказа, с возможным перераспределением задач между исполнителями при необходимости ускорения их выполнения. При этом возникает необходимость координации большого количества территориально распределенных предприятий-партнеров в составе производственно-технологической сети с целью балансировки располагаемых ими ресурсов. Очевидно, что естественным и эффективным решением этой проблемы является использование современных информационно-коммуникационных систем и технологий передачи и обработки/анализа оперативной информации для поддержки процесса принятия групповых управленческих решений в составе единой информационной системы/бизнес-среды [7].

Тем не менее, экономическое развитие регионов и отечественной промышленности в целом сдерживается несовершенством корпоративного устройства и управления крупных предприятий и государственных корпораций, их отставанием в развитии от классических индустриальных корпораций, сформировавшихся и эффективно работающих в развитой рыночной экономике. Исследование эволюции систем управления и учет данной проблемы позволяет избежать грубых ошибок в организационном проектировании современных гибких и мобильных корпоративных формообразований в наукоемких секторах промышленности России.

Эволюция систем управления хозяйственной деятельностью

Сравнительный анализ существующих и перспективных моделей организации управления предприятиями и корпоративными структурами, широко представленных в научной и учебно-методической литературе (например, Б.З. Мильнер, П.О. Скобелев и др.), в том числе в работах автора [6, 11] позволил выделить четыре возможных в этом случае подхода к организации структуры корпоративного управления, описание которых представлено ниже в порядке, отражающем эволюцию организационных структур управления хозяйственной деятельностью, характерных для развития корпоративных организаций в 20 веке. На рис. 7 показаны основные этапы этого процесса, характеризованные далее по тексту соответствующими подходами к организации управления корпорациями, а именно – классическим централизованным, неоклассическим децентрализованным, современным координационным и перспективным интеллектуальным подходами, характеристики которых отражены в табл. 2.

Рис. 7. Эволюция форм организации управления

Таблица 2. Подходы к организации управления корпорациями

Представленное ниже описание моделей корпоративного управления позволяет выявить и реализовать основные тенденции организационного развития, в том числе новых форм и методов управления в современных условиях хозяйствования.

Сосредоточенное централизованное управление

Сформировалось в эпоху концентрации капитала и формирования классического промышленного капитализма (1900-1950) в результате отделения института частной собственности от функций организационного управления, которое приобрело профессиональный характер и стало развиваться на основе административно-командной модели организации хозяйственной деятельности с вертикально-соподчиненной структурой корпораций и централизованно обслуживающим их бюрократическим аппаратом. Используется сегодня государственными вертикально-интегрированными корпорациями, работающими в добывающих и перерабатывающих отраслях экономики (добыча минерального сырья, энергетика, металлургия, тяжелое машиностроение, транспорт и т.д.), в том числе при управлении временными технологическими сетями производственной кооперации, которые создаются ими для выполнения отдельных внутри корпоративных и рыночных заказов. В этом случае один из участников сети (предприятие-заказчик) управляет выполнением заказа и регулирует работу всех звеньев вертикально-интегрированной технологической сети. При такой организации управления предприятие-заказчик (или управляющий холдинг) принимает все решения, связанные с функционированием сети, например в форме календарных оперативно-производственных планов, а руководители отдельных предприятий, входящих в состав вертикально-интегрированной корпорации и подчиненные им управляющие среднего и низшего уровня (формирующие многоуровневую систему управления «пирамидального» типа), лишь выполняют его директивы (см. рис. 7/а). Анализ практики использования «пирамидальной» системы централизованного управления в государственных холдингах, показывает, что они медленно приспосабливаются к изменениям рынка и слабо реагируют на изменяющиеся потребности клиентов, а персонал таких корпоративных образований ограничен в творческой инициативе и принятии решений, необходимых для эффективного осуществления хозяйственной деятельности в условиях конкурентного рынка 4 .

Сосредоточенное децентрализованное управление

Появилось как результат модификации вертикально-соподчиненной организационной структуры корпораций и их перехода на так называемую плоскую иерархическую (матричную) структуру с децентрализованным бюрократическим аппаратом управления в ответ на рост конкуренции и нестабильность рыночной среды в послевоенный период развития мировой экономики (1950-1980). В таких корпорациях вместо вертикального администрирования на основе набора функций и департаментов создаются небольшие условно-автономные подразделения/предприятия, специализирующиеся на выполнении нескольких (3-5) предметно-законченных фрагментарных задач в составе общего бизнес-процесса. Используется сегодня горизонтально-интегрированными промышленными корпорациями, функционирующими в технологичных перерабатывающих отраслях (бережливое производство в машиностроении/автомобилестроении и электронике), сетевыми торговыми предприятиями и предприятиями электронного бизнеса. При такой организации управления процесс принятия решений перемещается на нижний уровень к руководителям предприятий виртуального холдинга, тесно связанным с непосредственными производителями работ и конкретными производственными проблемами, а все координационные процессы осуществляются за счет локальных/бинарных взаимодействий участников горизонтально-интегрированной сети. Управляющий орган (холдинг) оставляет за собой функции организации, целеполагания и общего контроля над осуществлением хозяйственной деятельности (см. рис. 7/б). Данная модель успешно применяется в условиях относительно стабильного конкурентного рынка конечной продукции, который требуют оперативной и целенаправленной ответной реакции (реактивного поведения) корпоративной сети на запросы потребителей наукоемкой и высокотехнологичной продукции массового спроса (автомобильная и электронная промышленность). В таких организациях, благодаря неограниченным возможностям обмена информацией, предоставляемым информационно-телекоммуникационным технологиями, централизованное управление постепенно вытесняется практикой объединения персонала в самоуправляемые подразделения/команды, дублирующие друг друга по выполняемым функциям, и их бесперебойного обеспечения релевантной коммерческой информацией, позволяющей им успешно осуществлять эти функции, оперативно реагируя на запросы клиентов. Однако децентрализация управления требует принятия определенных организационно-экономических мер, в том числе затратного характера, связанных с переобучением руководителей, преодолением сопротивления и сложившихся стереотипов работы в централизованных корпоративных структурах; изменением системы учета и отчетности. Необходимо учитывать также, что эффективность применения плоской организационной структуры управления снижается с ростом масштабности и сложности технологических процессов и, соответственно, цепочек кооперации в интегрированном промышленном производстве. Системный анализ данной модели управления, результаты которого представлены нами в работе [9], показал, что распределенные корпоративные сети производственной кооперации, так же как и внутрифирменные технологические сети интегрированного адаптивного прерывно-поточного (бережливого) производства, обладают свойством инертности, по-причине которой с ростом количества инкорпорированных/консолидированных звеньев технологической сети возникает неуправляемая динамика их пространственно-временного взаимодействия (подобно конечной цепи автоматов). Данный способ регулирования интегрированного производства позволяет добиваться согласованной (оптимальной) работы ограниченного числа исполнительных элементов производственной системы, взаимодействующих в составе простых производственно-технологических цепочек создания ценности. Отсутствие высшего корпоративного и метакорпоративного уровня координации горизонтально-интегрированных сетей производственной кооперации, ограничивает масштаб и производительность горизонтально-интегрированного производства 5 .

Энциклопедия богатства:  Летом некоторые индексы для бинарных опционов изменят динамику

Распределенное/координационное управление

Возникло в постиндустриальной/информационной фазе эволюционного развития общественного производства (с 1980-х гг. по н.в.) как многомерная ассоциированная форма организации управления различными объединениями разнородных хозяйствующих субъектов (автономными союзами/альянсами, диверсифицированными конгломератами, долгосрочными сетями производственной кооперации и виртуальными горизонтально-интегрированными корпоративными структурами), консолидированными в единый бизнес-процесс посредством взаимного владения акциями и использования единых информационно-коммуникационных систем для координации управления совместной деятельностью. Основное достоинство многомерных ассоциативных форм организации хозяйственной деятельности, связанное с возможностью быстрого выбора/привлечения и использования (в пределах сформированной распределенной межотраслевой бизнес-среды) наиболее подходящих для выполнения конкретного заказа ресурсов, знаний и профессиональных компетенций участников цепочки создания ценностей, — позволило успешно использовать данную форму организации и управления не только в ряде технологичных обрабатывающих отраслей (таких как производство полупроводниковой микроэлектроники и автомобилей для массового потребителя), но и в высокотехнологичном наукоемком и информационном секторах экономики (точное машиностроение, авиационная и космическая отрасли, атомная энергетика, производство компьютерной техники и средств связи и т.д.). Данная модель управления предполагает добровольное активное поведение участников цепочки создания ценностей и образование общего координационного центра в составе управляющего холдинга горизонтально-интегрированной корпорации, который непосредственно осуществляет регулирование многомерной производственно-технологической сети недирективными формальными методами с применением информационных технологий и средств телекоммуникации. Среди специалистов в области организационного управления считается, что такая форма организации корпоративного управления возникает в результате либо исчезновения в вертикально-интегрированной корпорации среднего уровня управления вследствие децентрализации управления, развития самостоятельности подразделений и последующего заполнения образовавшейся «ниши» в структуре управления информационно-управляющими системами, коммуникационными сетями, и специалистами в области компьютерных технологий, формальных методов и автоматизации управления, либо намеренного формирования данной управляющей надстройки в горизонтально-интегрированных корпорациях с децентрализованным управлением с целью устранения присущих им ограничений, рассмотренных выше (рис. 7/в). Ключевым элементом корпоративной автоматизированной системы координации деятельности в этом случае является организация эффективного взаимодействия различных звеньев неоднородной по своему составу (гетерогенной) технологической сети на основе использования информационной технологии «клиент-сервер» и средств телекоммуникации, поддерживающих режим непрерывного обмена релевантной информацией между звеньями при совместном решении ими производственных задач с помощью специально разработанных интеллектуальных (интуитивно понятных) пользовательских интерфейсов, обеспечивающих интерактивный диалог с возможностью представления информации в удобном для восприятия виде (формирование компьютерной графики с масштабированием, озвучивание и анимация динамики бизнес-процессов) и гибкой адаптации интерфейсов под нужды конкретных групп пользователей. Тем не менее, учитывая масштаб, возрастающую динамичность и сложность современного высокотехнологичного наукоемкого производства, авторитетные ученые в области организационного управления и развития (например, Б.З. Мильнер, Ю.П. Анискин, Е.Д. Коршунова, Н.П. Масленникова, Е.Г. Ойхман, Э.В. Попов и др.) предполагают/рекомендуют переход к неформальному построению и управлению самоорганизацией многомерных бизнес-структур с проактивным поведением, отвечающих современным тенденциям развития наукоемких интегрированных организаций, а именно — сокращение уровней управления и общего числа управляющих среднего и нижнего звеньев на основе широкого вовлечения непосредственных исполнителей работ в решение научно-производственных задач с использованием интеллектуальных методов и средств управления.

Интеллектуальное/агентно-ориентированное управление

Представляет собой перспективную форму организации и регулирования хозяйственной деятельности преимущественно в информационном и наукоемком секторах экономики (2020-2040-х гг). Она предназначена, прежде всего, для повышения эффективности деятельности научных, образовательных, внедренческих и промышленных предприятий, обладающих необходимыми компетенциями и инновационным потенциалом, путем их интеграции на национальном и международном уровне в виртуальные метакорпоративные бизнес-структуры — технологические кластеры и наукоемкие комплексы — с целью производства конкурентоспособной на мировом рынке продукции. Основой методологической проблемой организации управления данными многомерными интегрированными бизнес-образованиями является формирование кооперационных связей и выстраивание эффективных кластерных внутри- и межкластерных взаимодействий (формальных и неформальных отношений) между многочисленными участниками хозяйственной деятельности для объединения реализуемых ими отдельных операций и бизнес-процессов в инновационную цепочку создания ценности.

В приложении к базовому циклу создания наукоемкой продукции общеизвестно, что на этапе научных разработок должны функционировать десятки тыс. исследовательских структур, инициирующих инновационные бизнес-идеи (стартап-проекты), на этапе опытно-конструкторских разработок – несколько (1-2) тыс. структур, на этапе подготовки и освоения производства — сотни инновационных внедренческих предприятий, и только на этапе промышленного выпуска инновационной продукции численность участников составляет не более одного десятка крупных компаний с годовым оборотом продаж более 1 млрд. долл., в состав которых может входить несколько сотен локализованных (контрактных) производств и сервисных компаний. В дополнение к этому, необходимо учитывать огромное (неконтролируемое) множество стейкхолдеров, выполняющих определенные функции в интегрированном бизнесе и оказывающих разнонаправленное косвенное влияние на его конечные финансовые результаты.

Таким образом, появляется принципиально новый объект управления – сложная в пространственно-временном отношении совокупность многомерных кластерных взаимодействий, — требующий тонкой регулировки (настройки) и, соответственно, новых подходов к организации управления научными коллективами, инновационными предпринимательскими структурами и стейкхолдерами. Это обусловлено, прежде всего, тем, что последние самостоятельно ставят актуальные научно-технические задачи, выбирают способы их решения и необходимые для этого ресурсы, форму координации совместной работы и кооперирования с промышленными корпорациями при осуществлении контрактного производства наукоемких изделий по индивидуальным заказам. Вполне очевидно, что для организации их успешной работы не подходят принципы формального объединения и координации деятельности, используемые современными корпорациями/холдингами адаптивного типа, поскольку данные интегрированные наукоемкие образования представляют собой результат самоорганизации участников инновационной деятельности в виртуальные сетевые структуры. В отличие от нормативно проектируемых организаций, управляемых посредством формальных распоряжения администрации и/или устанавливаемых правил/регламентов работы, данные интеллектуальные бизнес-структуры самостоятельно формируются под воздействием таких системообразующих факторов как мотивация участников технологических кластеров на получение дополнительного синергетического эффекта от научно-производственной кооперации и управление процессами их самоорганизации/взаимодействия 6 . Это требует применения нового интеллектуального подхода к неформальной организации и регулированию деятельности, позволяющего участникам кластерных бизнес-образований самостоятельно выбирать направления инновационного развития исходя из их результативности, развивать свой потенциал и гармонизировать кластерные взаимодействия в составе метакорпорации с целью получения конкурентных преимуществ/синергетического эффекта (рис. 7/г). Сущность регулятивного управления самоорганизацией/взаимодействием участников технологических кластеров заключается в формировании недирективными способами инновационной инфраструктуры и интеллектуального потенциала мирового уровня, научных компетенций в области технологий мирового масштаба, и привлечении инвестиций, обеспечивающих создание масштабного выпуска конкурентоспособной продукции. Практическая реализация интеллектуального подхода воплощается управляющей компанией — формальной сетевой организацией, обладающей компетенциями, механизмами и средствами системной интеграции и координации хозяйствующих субъектов, функционирующих внутри наукоемких комплексов, развития сотрудничества между участниками инновационной деятельности, расположенными в различных регионах и странах. Данная прогрессивная форма организации и регулирования деятельности предполагает использование агентно-ориентированной модели управления кластерными взаимодействиями, разработанных на ее основе мультиагентных информационно-управляющих систем, коммерческих и социальных сетей телекоммуникации. Такие интеллектуальные информационные технологии открывают новые возможности для независимой инновационной экспертизы (форсайта), коммерциализации и трансфера технологий на международном уровне; повышают темпы роста стартовых компаний и инновационную активность промышленных корпораций; позволяют создавать эффективные механизмы управления переходами инновационных разработок по ценностной цепочке для осуществления масштабного/промышленного производства конкурентоспособной продукции. Их использование позволяет управляющей компании организовать эффективные кластерные взаимодействия между научными организациями, стартовыми компаниями, малыми и средними инновационными предприятиями, государственными фондами поддержки инновационной деятельности, частными инвесторами и промышленными предприятиями, а также успешно выполнять организационно-правовые, координационные, патентно-лицензионные, финансовые, производственно-технологические, маркетинговые, сбытовые, сервисные и др. функции на каждом этапе базового инновационного цикла 7 .

Результаты проведенного сравнительного анализа возможных форм организации и управления виртуальными интегрированными организациями, позволяют сделать выводы о том, что эволюция организационных форм развивается в направлении широкого использования в общественном производстве неформальных многомерных самоорганизующихся ассоциированных корпоративных образований, отвечающих требованиям нарастающей динамики и сложности глобально интегрированного производства. Последнее обусловливает необходимость поиска новых подходов к организации и автоматизации/интеллектуализации управления виртуальными корпорациями, в основе которых лежит широкое вовлечение в процесс управления непосредственных производителей работ, как активных элементов интегрированной производственной системы, и более полное использование их интеллекта при решении производственно-экономических и организационно-управленческих задач.

Описанная выше инновационная модель интеллектуального (регулятивного) управления интегрированными организациями может быть успешно использована в корпоративном и публичном управлении.

2.2. Инновационные формы и методы корпоративного и публичного управления. Особенности создания и методология развития региональных модулей национальной инновационной системы: принципы построения и развития, организационные структуры и системы управления, оценка эффективности.

Национальная инновационная система (НИС) Российской Федерации в качестве непременного условия своего развития предполагает создание на территории страны зон инновационного развития, в которых концентрируются мобильные высококвалифицированные кадры, для нормальной жизни и работы которых должна быть создана комфортная организационная, экономическая и коммуникацитонная бизнес-среда.

Развитие российской НИС требует участия федерального Правительства в программах регионального социально-экономического развития, которое должно осуществляться на базе региональных модулей в следующих формах:

  • государственная поддержка наукоградов и размещение на территории регионов России инновационно-технологических центров и центров трансферта технологий;
  • определение мест размещения в регионах Российской Федерации высших учебных заведений, выполняющих функцию исследовательских университетов, проводящих фундаментальные исследования по приоритетным для государства направлениям развития науки и технологий и обеспечивающие интеграцию научной и образовательной деятельности. Данные образовательные учреждения («системообразующие» и «общенациональные» университеты) должны размещаться в первую очередь в регионах, выполняющих функцию опорных («локомотивов роста») для России и оказывающих наибольшее мультипликативное влияние на другие регионы. При отборе данных регионов должен учитываться образовательный и инновационный потенциал территорий;
  • поддержка за счет федерального бюджета региональных программ по созданию территориальных модулей НИС (развитие производственно-технологической инфраструктуры инновационной деятельности — технопарков, инновационно-технологических центров, бизнес-инкубаторов и т.д.).
  • создание на территории Российской Федерации особых экономических зон (технико-внедренческих и промышленно-производственных), определение их правового статуса и инфраструктурное обустройство.

В настоящее время в регионах России формируются новые территориальные кластеры, создаются свободные экономические зоны и технопарки. В то же время развитие кластеров носит замкнутый характер, практически отсутствуют межкластерные связи, не созданы механизмы информационной поддержки и взаимодействия участников кластеров. Решение проблемы оценки кластерного потенциала, изучения межкластерных взаимодействий и создания электронного межкластерного информационного пространства позволит осуществлять в регионе более интегрированную кластерную политику и на их основе создавать новые территориальные и межтерриториальные кластеры.

В Самарской области по официальным оценкам сформировались следующие промышленные кластеры: автомобильный, аэрокосмический и энергетический (нефте-и газотехнические, электроэнергетические и энергомашиностроительные компании), которые слабо связаны друг с другом межкластерными связями и не используют в полной мере тот потенциал, который в них заложен. При этом между кластерами отсутствует эффективное информационное взаимодействие. Реализация стратегии опережающего социально-экономического развития региона требует выявления и инвентаризации всех кластеров Самарской области, как потенциальных так и реальных, развитию их потенциала. Особое внимание должно быть уделено созданию кластерного каркаса региона и формированию на его основе межкластерных связей. В качестве инструмента кооперации участников инновационной деятельности может быть использован электронный Атлас кластерного потенциала Самарской области, создаваемый на основе технологий кластерного картирования и размещяемый в открытом доступе для потенциальных участников производственно-экономической, научной и инновационной деятельности.

Последние предусматривают формирование виртуальной среды деловых коммуникаций, которая исполняет роль системного интегратора и позволяет сократить уровни и численность аппарата управления, повысить вероятность продуктивных контактов и результативность сотрудничества инкорпорированных участников на глобальном уровне (Рис. 8/а). В целях практической реализации стратегии инновационного развития Самарской области предлагается распределенная модель управления кластерными взаимодействиями участников экономической деятельности с использованием интеллектуальной поддержки групповых управленческих решений [7], которая может быть использована в качестве системообразующего элемента региональных модулей Национальной инновационной системы.

В соответствии с логикой предложенной выше модели регулятивного управления кластерными взаимодействиями участников инновационной деятельности в регионе (рис.8/б), на нижнем уровне консолидированных предприятий, функционирующих в составе корпораций, осуществляется организация и саморегуляция процесса интегрированного производства исходя из информации о направлениях и способах осуществления деятельности, получаемой от вышележащего уровня управления – холдинга.

Рис. 8. Многоуровневая модель распределенного/интеллектуального управления интегрированным производством, представленная в абстрактной (а) и организационной (б) форме

Управляющий холдинг (средний уровень) концентрирует свою деятельность на задачах структурной трансформации и адаптации интегрированного производства на основании рекомендаций и прогностических оценок (форсайтов), формируемых научными организациями и инновационным бизнесом при посредстве субъектов инновационной инфраструктуры (НСИ/ИТЦ) и метакорпораций.

Креативные метакорпорации представляют собой высший надкорпоративный уровень самоорганизации экономических субъектов в виртуальной деловой среде, который формирует научно-технический и инновационный потенциал экономики в виде семантически насыщенной области знаний о перспективных технологиях изготовления и способов организации производства инновационных товаров и услуг. В процессе информационно-коммуникационного взаимодействия данная область знаний проецируется на семантически бедную область предметной деятельности корпораций и образующих их предприятий, и неформально структурирует цели и формы организации их совместной деятельности. В результате принципы управления корпорацией постепенно перестают основываться на законах функционирования бюрократизированных иерархических структур, а итогом организационной трансформации классических индустриальных корпораций становится переход от централизованного управления к гетерогенно-интегрированной, саморегулируемой модульной организации.

Концепция регулятивного управления интегрированными производственными системами

На основании сформированных теоретико-методологических основ разработана концепция и бизнес-модель регулятивного управления инновационной деятельностью с использованием многомерной организационной структуры. Последняя ориентирована на эффективную интеграцию объектов инновационной инфраструктуры и формируемых с ее помощью субъектов малого наукоемкого бизнеса, учреждений науки и образования, промышленных предприятий и корпораций с целью повышения их деловой активности. В соответствии с представленной на рис. 9 организационной моделью государственного регулирования инновационной деятельности, управление кластерными взаимодействиями организаций-участников осуществляется специально формируемой для этих целей виртуальной средой деловых коммуникаций.

Виртуальная среда представляет собой организационную платформу с многомерной сетевой/нейроподобной архитектурой, в которой данные организации, представленные на рисунке литерами Вi, оперируют в составе соответствующих управляющих холдингов и государственных ведомств Аi, интегрированных в метакорпорацию (М). Последнюю в общем виде можно представить как создаваемое государством виртуальное объединение участников инновационной деятельности — корпораций, инновационных внедренческих и сервисных предприятий, национальных исследовательских университетов и лабораторий (военных ОКБ), по инициативе и при поддержке которых формируются кластеры потенциальных инноваций, «start-up»-проекты и «посевные» инновационные компании, отвечающие современным мировым тенденциям технологического развития (НТП).

Рис. 9. Структурная организационная модель косвенного государственного регулирования инновационной деятельности

Концептуальная модель и информационный механизм управления кластерными взаимодействиями участников хозяйственной деятельности

Технологической основой разработанной концепции является интеллектуальная/мультиагентная технология управления кластерными взаимодействиями участников деятельности, которая представлена соответствующей концептуальной моделью и информационным механизмом поддержки их совместной деятельности в составе интегрированной производственной системы (рис. 10). Участники инновационного процесса с максимально близкими экономическими интересами/целями – субъекты инновационной инфраструктуры, образования и науки, наукоемкого бизнеса, промышленного и финансового сектора, объединяются в группы по сферам/видам деятельности с помощью четырех взаимосвязанных виртуальных организационных платформ деловых коммуникаций (информационных порталов) поддерживаемых метакорпорацией (М). Виртуальные платформы деловых коммуникаций призваны обеспечить эффективные внутри- и межкластерные взаимодействия участников, а также организационное сопряжение основных этапов инновационного цикла. С этой целью участники инновационной ценностной цепи должны быть представлены информационными программными агентами (ИИА), сформированными/зарегистрированными на одном из порталов и продвигающими их бизнес-предложения в виртуальной среде путем автоматического поиска потенциальных партнеров [8].

Рис. 10. Концептуальная модель управления кластерными взаимодействиями

В дальнейшем выполняется автоматическая локализация информационных агентов на соответствующих порталах с целью объединения участников инновационной деятельности с близкими интересами в виде виртуальных тематических бизнес-площадок. Подбор/ранжирование потенциальных бизнес-партнеров (по ключевым компетенциям и выполняемым в технологических кластерах функциям) и формирование инновационных структур (самоорганизация экономических агентов) осуществляется в пределах создаваемых бизнес-площадок автоматически путем межагентного информационного взаимодействия и/или в интерактивном режиме взаимодействия мультиагентной системы с конечными пользователями. Использование интеллектуальных мультиагентных технологий регулятивного управления позволяет обеспечить эффективное/оптимальное общесистемное взаимодействие и слаженное функционирование резидентов-участников кластера, и получать максимальный (мультипликативный) научно-технический и коммерческий эффект. Их применение предполагает получение других дополнительных возможностей/эффектов, например, связанных с формированием широкого набора стратегий технологического развития в условиях неопределенности развития продуктовых и технологических новаций и поведения потенциальных потребителей. Кроме того, предложенные модель и информационный механизм управления кластерными взаимодействиями участников инновационной деятельности предоставляют государственным органам управления и заинтересованным ведомствам широкие возможности непротиворечивого объединения административных функций управления экономикой, реализуемых через посредство топ-менеджмента метакорпорации, в том числе входящих в его состав представителей федерального и/или регионального правительства, и неформальных методов косвенного регулирования взаимоотношений участников инновационного процесса. Осуществляется это посредством целенаправленного дистантного манипулирования их организационным поведением на основе интеллектуальных технологий управления кластерными взаимодействиями в виртуальной информационно-коммуникационной бизнес-среде.

Методология и инструментарий формализованного описания и регулирования бизнес-процессов в интегрированных системах

Практическая реализация концептуальной модели и принципов регулятивного управления потребовала создания методологии и инструментария формализованного описания состава субъектов и объектов управления кластерными взаимодействиями и отношений между ними [8]. Формализация выполнена посредством модификации известной агентно-ориентированной модели виртуальной бизнес-среды, которая имеет многоуровневую структуру и включает в себя следующие элементы/объекты модели, их связи и атрибуты, реализованные в виде теоретико-множественных отношений, а именно: M = , где S – множество участников/субъектов бизнес-процессов; А – виртуальные информационные агенты, представляющие интересы субъектов и осуществляющие автоматический поиск потенциальных партнеров; I — множество отношений объектов модели, определяющих структуру бизнес-среды; P – бизнес-процессы, реализуемые в виртуальной среде метакорпораций; R – ресурсы субъектов, вовлекаемые в бизнес-процессы, к которым относятся инновационные предложения и компетенции/функции субъектов и др.; Atr – атрибуты объектов, включающие множества типов и имен объектов (субъектов и агентов), типов отношений в иерархии объектов, бизнес-процессов и ресурсов. Абстрактная модель виртуальной бизнес-среды послужила методологической основой для разработки инструментария регулирования бизнес-процессов в интегрированных системах, в частности динамических агентно-ориентированных имитационных моделей инновационных бизнес-структур и реализуемых ими деловых процессов. Они являются эффективным инструментом решения прикладных задач регулятивного управления, таких как картирование кластерных взаимодействий участников и пространственно-временная балансировка ценностных цепей в кластерных новообразованиях. Применительно к решению первой задачи, динамическая модель интегрированной производственной системы формируется путем сопряжения в интерактивной машинной среде оцифрованной топологической схемы территории кластера и масштабируемой координатной сетки, позволяющей осуществлять матричные вычисления (рис. 11/а).

Рис. 11. Интерактивное картирование кластерных взаимодействий (а) посредством динамической имитационной модели инновационной деятельности (б)

Каждой виртуальной ячейке интерактивной матрицы присваивается определенный набор функций и связей производственной кооперации, которыми обладают, или могут обладать участники, географически привязанные к соответствующему сегменту кластера, отображаемого квадратом координатной сетки. Семантические связи-отношения между участниками фиксируются в виде связного графа, параметры которого используются для итеративного подбора оптимальных вариантов пространственно-временной организации инновационной ценностной цепочки (рис. 11/б). С помощью специально разработанного методического обеспечения осуществляется вариантное пошаговое моделирование структурно-функциональных связей участников кластерных взаимодействий, а также количественная оценка организационной эффективности формируемых ими бизнес-структур по принятым критериям наименьшей удаленности участников и длительности операционного цикла. В отличие от известных аналитических и графических способов машинной имитации инновационного процесса, предложенная интеллектуальная имитационная технология позволяет осуществлять системное прогнозирование и планирование потребностей кластеров, формирование форсайт-видения кластерной стратегии инновационного развития региональной экономики.

Комплексный механизм регулятивного управления

В целях обеспечения полноты и обоснованности результатов, представленных теоретических и прикладных исследований разработан комплексный многоуровневый механизм регулятивного управления инновационной деятельностью [8]. Механизм представляет собой совокупность государственных и экономических институтов, корпоративных структур, локальных механизмов управления кластерными взаимодействиями участников инновационной деятельности, состоящих из совокупности взаимосвязанных методов, моделей и средств информационного обеспечения, позволяющих им осуществлять эффективное совместное функционирование и экономическое развитие в рамках интегрированной производственной системы. Функциональная модель комплексного организационно-экономического механизма (ОЭМ) регулятивного управления формированием, функционированием и развитием высокотехнологичных кластеров представлена на рис. 12.

Рис. 12. Функциональная модель комплексного механизма регулятивного управления формированием, функционированием и развитием высокотехнологичных кластеров

В соответствии с разработанным механизмом метакорпорация, исполняющая роль научного системного интегратора, посредством инкорпорированных в ее состав региональных ИТЦ создает благоприятные условия для формирования кластеров потенциальных инноваций и объединяет компетенции и ресурсы участников инновационной деятельности на перспективных научно-технических направлениях в рамках кластерных проектов с целью разработки и изготовления конкурентоспособной продукции. Объединение потенциала и ресурсов участников инновационной деятельности в составе кластера для достижения стратегических целей повышения конкурентоспособности и технологического развития отдельных отраслей промышленности осуществляется с помощью информационной поддержки эффективных внутри- и межкластерных взаимодействий.

Организация и управление процессом кластерных взаимодействий предполагает, прежде всего, поиск и качественный отбор потенциальных участников — резидентов кластера, обладающих необходимыми компетенциями, их интеграцию в виртуальные бизнес-структуры, координацию деятельности участников в ходе реализации кластерных проектов. В целях эффективного решение перечисленных задач в составе комплексного ОЭМ на основе разработанной мультиагентной модели регулятивного управления сформированы следующие локальные информационные механизмы: формирования и оценки организационной эффективности интегрированных бизнес-структур, независимого межведомственного контроля над ходом реализации кластерных проектов, управления кластерными взаимодействиями и процессами кооперации участников.

Механизм формирования и оценки эффективности бизнес-структур представляет собой виртуальную бизнес-среду сформированную из четырех основных Интернет-порталов, каждый их которых обеспечивает информационную поддержку реализации соответствующего этапа инновационного цикла, и позволяет участникам инновационной деятельности осуществлять эффективный поиск потенциальных партнеров и информацию относительно их бизнес-предложений. С этой целью субъекты инновационной деятельности, регистрируют свои данные (электронный «профиль») и бизнес-предложения на одном из порталов, тематика которого соответствует их специализации и выполняемым общесистемным функциям. В результате настройки субъектами инноваций требуемых опций в мультиагентной среде деловых коммуникаций формируются соответствующие их электронному профилю индивидуальные информационные агенты, которые, взаимодействуя между собой, продвигают бизнес-предложения субъектов на всех остальных порталах, входящих в единую информационную систему. Агенты осуществляют активный поиск и ведение переговоров с потенциальными партнерами, формирование виртуальных бизнес-структур в рамках отдельных организационных площадок и оценку их потенциальной эффективности в соответствии со специально разработанной методикой. Результаты работы информационных агентов предоставляются на рассмотрение субъектам инновационной деятельности в форме резюме и уточняющих запросов по контрактации совместной деятельности, а также топ-менеджменту метакорпорации (НСИ/ИТЦ) в виде интерактивных карт и параметрических имитационных моделей формирования и развития кластеров потенциальных инноваций. Опираясь на результаты семантического анализа кластерных взаимодействий топ-менеджмент метакорпорации (НСИ/ИТЦ) осуществляет отбор компаний — инновационных лидеров и формирование с их участием бизнес-структур из числа консолидированных участников кластера с целью реализации тех или иных кластерных проектов. В представленном механизме логика организации кластерных взаимодействий соответствует последовательности этапов эволюционного развития научно-промышленного комплекса. При этом если вновь образованная фирма (start-up firm) в соответствии с выбранной стратегией развития намерена заниматься исключительно разработкой новой продукции с последующей передачей разработок (трансфертом) в промышленный сектор для организации масштабного выпуска, то она инициализирует поиск потенциальных приобретателей инноваций на главном портале №1 (см.: рис. 12). В этом случае при посредстве субъектов и объектов инновационной инфраструктуры осуществляется патентование/лицензирование разработок и, при необходимости, их технологическая доработка в соответствии с требованиями приобретателей. Если стратегической целью развития компании является создание конкурентоспособного предприятия с заметной долей на мировом рынке, то управление организационным развитием интегрированной наукоемкой компании и кластерными взаимодействиями инкорпорированных в нее субъектов осуществляется в соответствии с этапами инновационного цикла.

Механизм контроля над ходом реализации кластерных проектов заключается в автоматизированном сопровождении и контроллинге основных параметров инновационных проектов (объем капиталовложений и сроки/интенсивность их освоения), реализуемых участниками кластера. Реализация этих функции регулятивного управления осуществляется в механизме проект-контроллинга посредством специальных программ, отслеживающих в хронологическом порядке наступление тех или иных общесистемных событий (например, переходов инноваций по этапам инновационного цикла) в соответствии с параметрами проектов, которые фиксируются в банке данных виртуальной бизнесы при заключении контрактов участниками кластерных взаимодействий. Сообщения о ненаступлении запланированных событий передаются через систему коммуникаций на соответствующие уровни системы регулятивного управления в зависимости от статуса проекта (важный, крупный или локальный) и объема инвестированных и освоенных в рамках проекта средств. При этом алгоритм рассылки сообщений по уровням управления, сформирован по следующему принципу: чем выше капитализация и статус того или иного проекта, тем выше уровень управления, которому сообщается о срыве сроков начала очередного этапа реализации проекта. Данный алгоритм представлен таблицей 3. Механизм проект-контроллинга позволяет своевременно выявлять проблемные кластерные проекты и использовать все имеющиеся в распоряжении топ-менеджмента метакорпорации возможности, включая административные ресурсы государственных органов управления, для устранения возникающих межведомственных бюрократических и коррупционных барьеров и других ограничений, препятствующих нормальному ходу реализации проектов.

Таблица 3. Алгоритм независимого контроля над ходом реализации кластерных проектов

Механизм управления кластерными взаимодействиями используется на этапах ускоренного роста интегрированной инновационной бизнес-структуры в качестве инструмента научно-производственной кооперации (корпоративной кластеризации) инкорпорированных участников на базе контрактных отношений, сформировавшихся на первом этапе инновационного цикла и возможностей аутсорсинга для создания/расширения и достижения общей производственной мощности инновационной компании на уровне 1 и более млрд долл. С этой целью компания – кластерный лидер передает своим бизнес-партнерам отдельные функции/направления своей научно-производственной деятельности, не включающие элементы инноваций, которые могут содержать конкурентные преимущества, а также сборочное производство конечной продукции и управление финансовыми потоками. Возникает необходимость формирования и балансировки многомерных корпоративных сетей производственно-технологической кооперации, в состав которых входят сети разработчиков продуктов, контрактных производств по их изготовлению, дистрибьюторов, поставщиков ресурсов и сервисных услуг. Механизм управления кооперацией участников инновационной деятельности включает в себя информационную технологию агентно-ориентированного моделирования бизнес-процессов в интегрированных системах и систему аукционов/торгов, осуществляемых в виртуальной бизнес-среде. Данные инструменты используются в качестве средств поддержки принятии решений менеджментом компаний-участников совместной деятельности при управлении движением ресурсных потоков в динамических ценностных цепях в соответствии со специально разработанными алгоритмами регулирования бизнес-процессов. Локальные механизмы и используемые в них методы и модели представляют собой основу комплексного механизма регулятивного управления инновационной деятельностью. Их совокупность может рассматриваться в качестве методического и инструментальную обеспечения механизма управления, которое может быть дополнено известными экономико-математическими моделями различных видов хозяйственной деятельности (инновационной, инвестиционной, финансовой и операционной), осуществляемых ее участниками на разных этапах реализации кластерных проектов, а также корпоративными информационными системами управления для организации управления серийным производством наукоемкой продукции. Логико-информационная интеграция методов, моделей и средств информационного обеспечения предполагает согласованное действие всех уровней комплексного механизма управления и их элементов как взаимосвязанных частей. Это позволяет повысить качество и оперативность организационного управления, а также спрогнозировать ожидаемые денежные потоки от всех видов деятельности метакорпоративной бизнес-структуры, которые являются основой для расчета известных показателей кластеризации отраслевой/региональной экономики, эффективности и устойчивости кластерных проектов, реализуемых участниками инновационной деятельности в составе метакорпорации.

Энциклопедия богатства:  Лучшая стратегия для турбо опционов

В отличие от существующих организационных механизмов административного управления инновациями, разработанный механизм регулятивного управления является менее затратным и более эффективным, поскольку позволяет качественно реализовывать основные функции инновационного менеджмента. А именно: быстро объединять разработчиков и потребителей инноваций, пространственно удаленных друг от друга, обеспечивая при этом необходимую информационно-техническую поддержку процессов кооперации и координации их совместной деятельности; эффективно использовать общие ресурсы производственно-технологической базы территориального кластера; оперативно принимать рациональные решения на всех уровнях организационной иерархии управления интегрированной производственной системой. Это предоставляет топ-менеджменту метакорпорации широкие практические возможности в реализации эффективных способов повышения деловой активности и синергетического взаимодействия бизнес-единиц, входящих в состав территориального кластера на всех этапах его эволюционного развития, обеспечивая, таким образом, эффективность и устойчивость их совместной хозяйственной деятельности.

Система информационного обеспечения регулятивного управления

Территориальная распределенность и разнообразие участников инновационной деятельности, динамичность обновления их состава и параметров функционирования требует того, чтобы виртуальная среда деловых коммуникаций имела открытую децентрализованную архитектуру, обеспечивающую асинхронный режим коммуникации и опосредованный информационными агентами характер взаимодействия участников [8]. Такая архитектура позволяет организовать наиболее эффективный процесс кластерных взаимодействий (рис. 13).

Рис. 13. Архитектура мультиагентной системы информационного обеспечения механизма регулятивного управления

Основой формирования и поддержки функционирования виртуальной бизнес-среды в данном случае должна стать мультиагентная информационно-коммуникационная система, состоящая из нескольких информационных порталов, интегрированного банка данных и знаний, и обеспечивающих их непрерывную работу аппаратно-программных средств (центрального сервера, периферийных устройств), сетей телекоммуникаций, коллективных и персональных средств приема-передачи информации.

В соответствии с представленной на рис. 14 функциональной моделью информационной системы, при обращении к одному из порталов через удаленный доступ потенциальные участники инновационного процесса после регистрации получают доступ к общей информационной базе и, соответственно, неограниченные возможности поиска и установления кооперативных связей с бизнес-партнерами. Взаимосвязанные порталы обеспечивают также консалтинговую поддержку участников со стороны независимого экспертного сообщества в части, касающейся: выбора перспективных направлений технологического развития; анализа эффективности и стратегий реализации бизнес-идей и инновационных предложений с учетом конъюнктуры товарных рынков и требований потенциальных потребителей наукоемкой продукции; организационного сопровождения процесса реализации инновационных проектов и др.

Рис. 14. Функциональная модель системы информационного обеспечения регулятивного управления

В целях практической реализации предложенной архитектуры сформированы мероприятия по организации и эксплуатации информационной системы, требования к составу и содержанию интегрированного банка данных и знаний, рекомендации по программной реализации системы. Их выполнение предполагает образования в организационной структуре метакорпорации следующих подразделений: основной группы по разработке форматов баз данных и знаний, форм их наглядного представления в виде динамических моделей бизнес-процессов и критериев оценки их эффективности; группы независимых экспертов по выбору приоритетных направлений исследований и отбору перспективных в отношении коммерциализации инновационных разработок, группы маркетинга, осуществляющей анализ окружающей социально-экономической и технологической среды, перспектив развития рынков наукоемких товаров и технологий их производства. При этом в состав основной группы должны входить специалисты следующих областей знаний: системного анализа (системотехники) – в качестве руководителей проектных групп; организации производства, экономического анализа, проектирования организационных структур, автоматизации документооборота; инженерии знаний и когнитивной эргономике; а также системные программисты, создающие форматы баз данных и знаний, динамических информационных моделей бизнес-процессов и технологических сетей, технологий их визуализации с помощью интеллектуальных интерфейсов, и технические специалисты по обслуживанию необходимых для их актуализации вычислительных и коммуникационных систем.

Отличительной особенностью предложенной системы информационного обеспечения регулятивного управления инновациями является ее интеллектуальность, которая позволяет более эффективно, в сравнении с возможностями традиционно используемых низкоинтеллектуальных корпоративных информационных систем и телекоммуникационных технологий, — управлять процессом самоорганизации и кластерных взаимодействий участников инновационной деятельности, инкорпорированных в ИПС.

Обоснование эффективности механизма регулятивного управления

Принимая во внимание то обстоятельство, что полноценное внедрение ОЭМ регулятивного управления потребует времени и определенных затрат со стороны наукоемких компаний, в подтверждение потенциальной эффективности передоложенных в настоящей работе ОЭМ и технологий синергетического взаимодействия инкорпорированных бизнес-единиц, можно привести опыт интеграции зарубежных нефтегазовых компаний, работающих на Норвежском шельфе. Последовательная реализация ими принципов организации интегрированного производства, механизмов и технологий регулятивного управления привела согласно статистическим наблюдениям норвежской нефтедобывающей компании StatoilHydro к следующему распределению синергетического эффекта от внедрения организационных инноваций: 80% эффекта связано с ускорением темпа производства и увеличением резервов, 20% — с сокращением расходов. По ключевым процессам эффект распределяется так: оптимизация разработки месторождений — 43%, оптимизация производства — 35%, бурение — 7% и техническая поддержка — 15%. Эффект от внедрения организационных инноваций связан не только сокращением производственных затрат, снижением числа аварий и сокращением простоев оборудования, расходов на высоко квалифицированный персонал и т.п. Как известно, параметры жизненного цикла месторождения определяются кривыми динамики текущих расходов и выручки. Пересечение этих кривых и определяет момент, когда дальнейшая работа становится экономически не целесообразной, и месторождение необходимо закрывать, даже если в нем еще остаются значительные запасы энергоресурсов. Переход к ИП меняет форму и положение этих кривых: текущие расходы снижаются на 20–30%, одновременно увеличивается выручка, а точка пересечения данных кривых сдвигается по шкале времени вправо (см. рис. 15) 8 . При этом потенциальная эффективность предложенного ОЭМ регулятивного управления ИПС, помимо прямого экономического эффекта, выраженного в денежной форме, проявляется в виде различных организационных составляющих синергетического эффекта (стратегической, организационно-управленческой, технологической и др.), вызванных увеличением производительности, размера и оборачиваемости капитала резидентов технологического кластера за счет улучшения процедуры стратегического и оперативного управления их совместной инновационной деятельностью в составе ИПС.

Рис. 15. Влияние организационных нововведений на динамику выручки, текущих эксплуатационных расходов, и длительность жизненного цикла нефтяных месторождений (по данным норвежской нефтедобывающей компании StatoilHydro)

Опыт производственной интеграции зарубежных компаний позволяет сделать экспертное заключение о том, что применение принципов и ОЭМ регулятивного управления интегрированным производством обеспечивает достижение существенных результатов по отношению к существующим формам, методам и технологиям организационного управления крупными предприятиями, корпорациями и научно-техническими комплексами промышленности, а именно: рост производительности в 1,5–2 раза; сокращение капитальных и текущих производственных затрат в 2–2,5; снижение потребности в производственных площадях в 2,5–3 раза и др. В совокупности это создает условия для кратного сокращения сроков коммерциализации и промышленного освоения инновационных разработок, организации масштабного выпуска и сбыта конкурентоспособной наукоемкой продукции на внутреннем и внешнем рынках, привлечения иностранных инвестиций и полноправной интеграции отечественных компаний в мировую хозяйственную систему [8] 9 .

2.3. Современное информационное обеспечение системы публичного управления: «электронное правительство» и технологии электронного администрирования. Опыт развития электронных систем публичного управления в отдельных странах.

Электронное правительство представляет собой форму организации деятельности органов государственной власти, обеспечивающую за счет широкого применения информационно-коммуникационных технологий качественно новый уровень оперативности и удобства получения организациями и гражданами государственных услуг и информации о результатах деятельности государственных органов.

Электронное правительство переводит взаимодействие общества и государства на новый уровень, поскольку заменяет собой посещение государственных организаций, звонки по телефону и отправку бумажных почтовых сообщений. Оно позволяет раскрыть процедуры и процессы принятия решений органов власти, а также ответственность конкретных лиц, что является элементом общественного контроля.

Развитие системы электронного правительства как части государственного управления, посредством внедрения информационных компьютерных технологий, является непременным требованием для вхождения в глобальное информационное общество.

Основы концепции электронного правительства

Электронное правительство (англ. e-Government) является способом предоставления информации и оказания уже сформировавшегося набора государственных услуг гражданам, бизнесу и разичным органам государственной власти, при котором личное взаимодействие между государством и заявителем минимизировано за счет максимально возможного использования информационно-коммуникационных технологий.

В настоящее время не существует единой концепции электронного правительства, имеется лишь набор общих требований, выполнения которых позволяет создавать эффективные методы быстрого и простого взаимодействия заявителей с государственными органами.

Можно выделить следующие основные цели электронного правительства:

  • эффективное и менее затратное администрирование;
  • оптимизация предоставления правительственных услуг населению и бизнесу;
  • повышение степени участия всех избирателей в процессах руководства и управления страной;
  • поддержка и расширение возможностей самообслуживания граждан;
  • рост технологической осведомленности и квалификации граждан;
  • повышение ответственности власти перед народом.
  • снижение воздействия фактора географического местоположения.

Электронное правительство (ЭП) не является дополнением или аналогом традиционного правительства, а лишь определяет новый способ взаимодействия граждан и органов власти на основе активного использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в целях повышения эффективности предоставления государственных услуг.

Востребованность концепции ЭП подтверждается динамичностью развития информационно-коммуникационных технологий в разичных сферах жизнедеятельности общества и государственного управления: социальной (ФСС, Пенсионный Фонд, ФМС), правовой (адвокатура, нотариат, судопроизводство), экономической (бюджет, финансы, налоги), культурной (наука, образование), медицинской и муниципальной (ЖКХ).

Существую следующие виды взаимодействия в системе ЭП:

  • Между государством и гражданами (G2C, Government-to-Citizen);
  • Между государством и бизнесом (G2B, Government-to-Business);
  • Между различными ветвями государственной власти (G2G, Government-to-Government);
  • Между государством и государственными служащими (G2E, Government-to-Employees) 10 .

Электронное правительство и используемые в его архитектуре программные средства вынуждают служащих госучреждений работать четче и быстрее, поскольку каждое обращение автоматически фиксируется и ставится на контроль 11 .

Международный опыт внедрения электронного правительства

На сегодняшний день в практике реализации проектов электронного правительства в разных странах приоритет отдается развитию так называемой концепции «оne-stop, non-stop» (то есть единой системы, действующей в безостановочном режиме) — поэтапному построению правительственных информационных порталов, обеспечивающих широкий доступ граждан к госуслугам и информации, относящейся к сфере государственного управления. Посредством этих порталов и интернет-коммуникаций создаются информационные связи между субъектами государственной власти федерального и регионального уровней, ускоряющие обмен экономической, правовой, статистической и прочей информацией «по вертикали». Помимо этого, в рамках государственных информационных порталов создается электронный рынок товаров и услуг в интересах обеспечения государственных структур дополнительными возможностями реализации их функций: заинтересованный бизнес привлекается к участию в тендерах на выполнение госзаказов и разнообразных социальных программ. Следующим этапом развития правительственных порталов является их продвижение в сторону «электронной демократии», создания новых форм взаимоотношений, информационного обмена и обратной связи между гражданами и государством, населением и всеми ветвями власти, электоратом и депутатским корпусом, — вплоть до внедрения системы электронных выборов.

К разряду наиболее выполнимых и востребованных сейчас функций правительственных порталов относится, безусловно, организация единого входа в весьма многочисленные и «распыленные» по ведомственным серверам информационные ресурсы различных органов власти и государственного управления, ориентированные на широкую аудиторию.

В развитых странах мира накоплен определенный опыт формирования национальных систем электронного правительства, уникально сочетающий особенности национальной культуры, приоритеты и наличные ресурсы той или иной страны, а именно 12 .

Великобритания

Центральный Правительственный Портал Великобритании (http:// www.ukonline.gov.uk) объединяет консультационные сервисы и предоставляет разичную правительственную информацию. Портал ukonlinegov.uk представляет расширенный сервис быстрого поиска (Quick find) с описанием и ссылками на целый спектр правительственных услуг, которые доступны для всех желающих и предоставляются в «online» режиме различными правительственными агентствами в разрезе стандартных социальных проблем посредством простой, интуитивно понятной навигации. Это делает общение граждан с государственными органами простым и конкретным.

Портал «Ukonline.gov.uk» также предоставляет возможность гражданам обсуждать различные проблемы через раздел, названный «Пространство Гражданина» (Citizen Space). Раздел информирует о планах изменений в области общественной жизни и дает возможность гражданам высказывать свою точку зрения.

Проект центрального правительственного портала Ukonline.gov.uk рассматривается как ключевой элемент трансформирования способов организации и предоставления услуг гражданам, средство обеспечения лучшей интеграции государственных услуг и средство объединения всей правительственной информации для представления её в реальном времени (online).

США

В США электронное правительство реализуется на основе правительств отдельных штатов. Проекты информатизации штатов и общефедеральных функций, например президентской: http://www.whitehouse.gov, развиваются независимо. В качестве положительного примера реализации идеи электронного правительства можно привести опыт штата Флорида (http://www.myflorida.com). Здесь есть не только информация о самом штате (история, культура), необходимые для жизни сведения (прогноз катастроф, инструкция по действиям во время ураганов, столь частых в этом штате), но и множество других важных данных и функций. Например, онлайн проверка срока действия водительских прав, справка по лицензированию отдельных видов деятельности в штате Флорида; электронная запись на прием в различные органы власти и т.д.

В настоящее время федеральные власти Соединенных Штатов приступили к выполнению последнего из запланированных этапов развития федерального правительственного портала http://www.firstgov.gov, вокруг которого объединены 27 миллионов элементов системы государственного управления, связанных с оказанием общественных услуг.

Франция

Портал электронного правительства Франции (http://www.service-public.fr) предлагает пользователю три варианта взаимодействия — в зависимости от той общественной роли, которую он на себя принимает, посещая сайт: просто житель, специалист (раздел посвящен профессиональным вопросам), гражданин. Портал содержит сведения о необходимых документах и процедурах, тарифах и налогах (например, регистрации брака с оформлением брачного договора, подача налоговых деклараций предприятий и частных лиц через Интернет и т.п.). Из любого тематического раздела ссылки ведут на сайты соответствующих министерств, где набор функций может отличаться в зависимости от направления деятельности.

Большинство граждан страны считают электронные услуги главным инструментом обращения внимания госадминистрации на нужды населения, экономии государственных средств и денег налогоплательщиков.

Германия

Главным веб-ресурсом, обеспечивающим гражданам и предприятиям Германии прямой доступ к правительственным структурам и сервисам, считается портал (http://www.bund.de), связанный в настоящее время с 900 федеральными ведомствами, учреждениями и организациями, и концентрирующий в себе информацию по 3 тыс. тем из экономической, производственной, правовой, медицинской, образовательной и многих других сфер жизнедеятельности общества. Правительственными сайтами и предоставляемыми ими услугами пользуются также немецкие компании, которые осуществляют через них государственную регистрацию и отправляют финансовую отчетность, обращаются за справочной информацией и организационно-распорядительной документацией, по вопросам экономического и юридического характера, участвуют в онлайновых конкурсах на получение государственных заказов.

Ключевым элементом генерального плана реформирования германского государства на базе современных информационных технологий стала программа BundOnline 2005. Программа ориентирована на реализацию в сети Интернет максимально возможного количества функций и услуг органов власти общегосударственного масштаба, а также на поиск, совместно с администрациями всех 16 федеральных земель, возможностей внедрения электронных служб на региональном и местном уровнях. В рамках программы BundOnline был разработан целый ряд проектов, направленных на совершенствование взаимоотношений административных структур друг с другом (Administration-mit-Administration, A-A), с компаниями частного бизнеса (Administration-mit-Business, A-B) и с рядовыми гражданами страны (Administration-mit-Staatsburger, A-S). На первом этапе выполнения программы были реализованы сервисы, которые можно отнести к разряду сугубо информационных. Среди них — услуги сайта Федерального министерства экономики и труда (Bundesministerium fur Wirtschaft und Arbeit), предоставлявшего справки об условиях открытия частных предприятий, или сайта Федерального бюро по антимонопольной политике (Bundeskartellamts), обеспечившего доступ к сведениям о слияниях и поглощениях компаний. Однако количество и разнообразие веб-ресурсов федерального правительства Германии довольно быстро увеличивалось, и очень скоро в их числе оказались такие, которые предлагали и корпоративным, и индивидуальным пользователям чрезвычайно ценные и весьма актуальные услуги, касавшиеся, к примеру, оформления удостоверений личности в электронной форме, заполнения налоговых деклараций посредством Интернета или онлайновой финансовой отчетности о предпринимательской деятельности.

Ранее традиционный порядок оформления гражданами Германии своих персональных документов предусматривал необходимость неоднократных визитов человека в государственные ведомства и требовал, как правило, трех- или четырехнедельного ожидания. В настоящее время процедура оформления происходит в режиме online значительно проще и быстрее, а именно. Служба Федеральной типографии (Bundesdruckerei) предоставляет гражданам возможность заказать нужный документ по Интернету; сразу же после регистрации заявки данный документ создается в электронном виде, и, в случае официального подтверждения его правомочности, через несколько дней полностью оформленная «твердая копия» документа будет ждать своего владельца в соответствующем административном учреждении. Федеральная типография предоставляет эту услугу жителям всех регионов и областей страны, местные власти которых выразили готовность пользоваться этой службой.

Россия

В России созданы концептуальные основы электронного правительства, происходит массовое внедрение ИКТ в деятельность государственных и муниципальных органов власти. Однако в целом Россия пока значительно отстает от многих стран мира. До настоящего времени, согласно аналитическому обзору ООН за 2008 год о готовности стран к внедрению электронного правительства среди 192 стран, охваченных обзором, Россия занимала 60 место. По отдельному показателю участия граждан в управлении государством Россия занимала 98 место вместе с Республикой Беларусь, Руандой и Узбекистаном 13 .

По состоянию к концу 2020 года система электронного правительства внедрена и наиболее успешно функционирует в Республике Татарстан и Свердловской области.

Ведется работа по внедрению аналогичных систем еще в нескольких регионах России. В октябре 2020 года Правительство РФ утвердило государственную программу «Информационное общество (2020–2020 гг.)». Основная цель программы — повышение качества жизни граждан и улучшение условий развития бизнеса. Программа состоит из следующих разделов: • электронное государство. Повышение эффективности государственного управления; • развитие российского рынка ИКТ и российских технологий; • обеспечение перехода к цифровой экономике; • обеспечение безопасности в информационном обществе; • развитие цифрового контента (перевод контента в электронный вид) 14 . По мнению разработчиков программы, ее успешная реализация позволит России к 2020 году войти в первую десятку стран мира по индексу развития информационных технологий и в двадцатку стран по рейтингу развития электронного правительства и сетевого общества. По итогам 2020 года Россия заняла 27 место в мире в рейтинге электронного правительства ООН, улучшив свои позиции на 32 пункта – в прошлом рейтинге она находилась на 59-м месте 15 . Необходимо учитывать и то, что среди стран, достигших к настоящему моменту наивысшего уровня развития структур электронного правительства, преобладают государства с федеративным устройством. Другой характерной чертой является то, что в силу специфики структуры информационных технологий в любой точке планеты может быть решена проблема централизации государственной власти при условии большой территориальной протяженности государства и разобщенности регионов. Третья особенность заключается в неуклонном стремлении стран — участниц процесса обеспечить эффективность и доступность работы центральных и местных властей. В то же время использование информационных технологий для общекультурных целей в основном ограничивается образовательными и развивающими программами. И, наконец, еще одной характерной чертой является нацеленность государств, развивающих электронные технологии административного управления, на создание совместимой системы, которая позволит на равных участвовать в процессе информационной глобализации 16 .

Заключение

Международный опыт внедрения электронного правительства и различные инновационные модели реализации его в России показывают, что применение современных технологий и обеспечение прозрачности деятельности органов государственной власти через размещение информации в сетях общего пользования (Интернет) во многих странах мира становится составной частью административной реформы и инструментом противодействия коррупции, облегчает доступ к государственным услугам, является эффетивным инструментом инновационного развития национальной экономики 17 .

Библиографический список

1. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации (распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р).

2. Методических рекомендациях Минэкономразвития (письмо МЭР РФ от 26.12.2008 г. №20615-АК/Д19).

3. Распоряжение Правительства РФ от 7 февраля 2020 г. N 165-р О Стратегии социально-экономического развития Приволжского федерального округа на период до 2020 г.

4. Анискин Ю.П. Корпоративное управление инновационным развитием: монография [Текст] / Ю.П. Анискин и др.; под ред. Ю.П. Анискина. – Москва: Омега-Л, 2007. – 411с.

5. Леонтьев А.В. Управление инновационным развитием на основе научных системных интеграторов и кластерных взаимодействий: автореф. дис. . канд. экон. наук: 08.00.05 [Текст] / А.В. Леонтьев. – М., 2009. — 30 с.

6. Мильнер Б.З. Теория организации [Текст] / Б.З. Мильнер. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА-М, 2008. – 797 с.

7. Мизюн В.А. Основы регулятивного управления интегриро¬ванным наукоемким производством / В.А. Мизюн // Аудит и финансовый анализ. – 2020. — № 4.– С. 265 — 276 (начало — 1,7 п.л.).

8. Мизюн В.А. Основы регулятивного управления интегриро¬ванным наукоемким производством / В.А. Мизюн // Аудит и финансовый анализ. – 2020. — № 5.– С. 294 — 311 (окончание — 2,17 п.л.).

9. Мизюн В.А. Интеллектуальное управление производственными системами и процессами: принципы организации и инструменты [Текст] / В.А. Мизюн. – Самара: СНЦ РАН, 2020. – 214 с.

10. Пятинкин С.Ф. Развитие клстеров: сущность, актуальные подходы, зарубежный опыт / С.Ф. Пятинкин, Т.П. Быкова. – Минск: Тесей, 2008. – 72 с.

11. Скобелев П.О. Самоорганизация и эволюция в открытых мультиагентных системах для холонических предприятий [Текст] / П.О. Скобелев // Искусственный интеллект в 21 веке: тр. Междунар. конгресса: Дивноморское, 3-8 сентября 2001. — Т.1. – М.: Физматлит, 2001. — С.314-338.

1 По данной причине внутренние и иностранные инвестиции идут преимущественно в крупные сырьевые корпорации, а не в конкурентоспособные в мировом масштабе российские отрасли промышленности и предпрития. Об этом свидетельствует формирование европейского транспортного коридора и появление проекта развития нефтегазодобычи в Восточной Сибири.

2 Понятие «опережающее развитие» подразумевает более быстрое развитие региона, по сравнению с другими территориями, позволяющее миновать определенные этапы, пройденные другими субъектами федерации, что в свою очередь, требует. сопоставления динамики социально-экономического развития данного региона, в сравнении с динамикой развития других территорий аналогичного статуса.

3 См.: Теория информационной экономики (Akerlof G., 1970).

4 В определенных условиях вертикальная интеграция и соответствующая ей «пирамидальная» модель централизованного управления оказывается более эффективной и устойчивой, поскольку обеспечивает программируемое поведение корпоративной сети (всех составных частей организации и их элементов) на основе сквозного планирования. Примерами их эффективного использования могут служить естественные государственные монополии, действующие в форме вертикально-интегрированных энергетических и транспортных госкорпораций, а также крупные промышленные предприятия добывающих и перерабатывающих секторов экономики, производящих продукцию в массовых объемах.

5 По этой причине в Японии предпочитают использовать горизонтально-интегрированные технологические сети в составе небольших специализированных заводов, в отличие от европейской и российской традиции применения в промышленном производстве сложных вертикально-интегрированных производственных комплексов-конгломератов. Японские специалисты считают, что сложным производством с большим количеством операций труднее управлять (на большинстве японских заводов – это приблизительно 60 тыс. предприятий — численность основного персонала составляет от 30 до 1000 рабочих). Бережливое производство хорошо справляется с задачей со¬кращения длительности технологического цикла и запасов, одна¬ко имеет ряд существенных недостатков: применение ограничено изготовлением продукции сериями; требует стабилизации уровня производства (обычно на протяжении месяца); не допускает большой гибкости ассортимента выпускаемой продук¬тов (все виды выпускаемых изделий должны быть схожими, иметь ог¬раниченный набор различающихся характеристик). Все это ограничивает широкое применение принципов бережливого производства в наукоемком промышленном производстве с целью реинжиниринга (повышения эффективности) бизнес-процессов [9].

6 Основными составляющими эффекта являются: высокие темпы коммерциализации инновационных разработок, масштабный объем выпуска конкурентоспособной продукции на мировых рынках, благоприятные условия для привлечения инвестиций, высокие темпы развития компетенций инновационных компаний-лидеров.

7 Современным инвариантом такой управляющей компании является научный системный интегратор (НСИ) — прогрессивная сетевая форма организации управления инновационной деятельностью, позволяющая объединять компетенции и ресурсы научных, инновационных/внедренческих и промышленных предприятий для реализации перспективных научно-технических направлений и кластерных проектов по созданию конкурентоспособной продукции. НСИ выполняет в составе виртуальной метакорпорации роль интеллектуального центра, не преследующего экономические цели (например, получение прибыли), результаты работы которого оказывают существенное влияние на конкурентоспособность и развитие инновационного потенциала всех участников технологического кластера/наукоемкого комплекса. Определение, сущность и назначение НСИ раскрыты в работе А.В. Леонтьева [Леонтьев А.В. ].

8 Нефтегазовая Вертикаль». 2008. № 6. – С.62-64.

9 Представленные в настоящей работе результаты исследований прошли апробацию в академической среде, на отдельных действующих предприятиях Самарской области и детально отражены в основных публикациях автора наиболее близко относящихся к исследуемой проблематике, с которыми можно ознакомиться на тематических порталах: http://elibrary.ru и http://www.cfin.ru/management/manufact/manufacturing_sys-01.shtml.

11 Малитиков Е. М. Электронное правительство — цивилизационная неизбежность // Федеральная газета. — 2009. — № 1. — С. 4-5

12 Юрасов. А. В. Основы электронной коммерции. Учебник для вузов.-М.:Горячая линия-Телеком, 2008. — 480с.

Практическая конференция «Управление финансовыми рисками: Современные подходы и инновационные решения»

В программе конференции – дискуссия «Направления и возможности взаимодействия государства и бизнеса для управления финансовыми рисками предприятий» .

Более подробная информация: тел/факс (343) 310-00-23, e-mail : rcvt @ rcvt . ru , сайт: www . rcvt . ru

Рейтинг брокеров 2020:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Обучение торговле бинарными опционами в 2020 году
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: