Законопроект о градации инвестров когда вступит в силу и какие будут последствия

Рейтинг честных бинарных брокеров за 2020 год:
Содержание

Законопроект о градации инвестров: когда вступит в силу и какие будут последствия

22 и 23 октября в столице Поморья состоится международная конференция «Перспективы развития регионального партнерства для создания среды без табачного дыма».

Участники конференции обсудят актуальные продуктивные стратегии защиты населения от последствий табакокурения, а также российский и зарубежный опыт борьбы с этой вредной привычкой.

Отдельный семинар в рамках конференции будет посвящен средствам массовой информации. журналистам расскажут о роли и возможностях СМИ в поддержке социальных проектов защиты граждан от табака и табачного дыма, дадут рекомендации по проблеме освещения табакокурения в прессе, теле- и радиовещании.

Напомним, что в Архангельске с 2020 года при поддержке мэра Виктора Павленко реализуется совместный российско-норвежский проект под названием «FREE» («Свободный»), направленный на профилактику курения среди подростков 13-15 лет. Это первый подобный проект, который стартовал в России. В мэрии города отмечают положительный результат от реализации программы «Свободный». Если статистика в стране показывает рост людей, которые употребляют табак (сегодня регулярно курят более 39 % взрослых, 61% учеников средних школ хотя бы раз пробовали курить), то в Архангельске эта цифра немного ниже.

Кроме того, Архангельск вступил в числе городов, в которых детям и взрослым активно разъясняется суть вступившего в силу с 1 июня федерального закона № 15-ФЗ «Об ограничении табакокурения». В городе имеется карта, на которой отмечены свободные от курения зоны.

Законопроект о градации инвестров: когда вступит в силу и какие будут последствия

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Гражданское судопроизводство :

Гражданское судопроизводство : проблемы единства и дифференциации : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Изменения, которые произошли во всех сферах жизни российского общества в последние двадцать лет, повлекли необходимость существенного обновления законодательного регулирования общественных отношений. Были приняты новая Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ, а вслед за ними и новые процессуальные кодексы — сначала Арбитражный процессуальный кодекс РФ, а затем и Гражданский процессуальный кодекс РФ. Разработана Концепция судебной реформы в Российской Федерации,[1] которая предусматривала создание независимой судебной власти; построение судебного процесса на основе принципов состязательности и равноправия сторон; совершенствование процессуальных механизмов осуществления правосудия, включая введение новых рациональных процедур; обеспечение доступа к правосудию. Принята Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России» на 2007-2020 годы,[2] в которой ставятся цели повышения качества осуществления правосудия, совершенствование судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций, а также задачи обеспечения открытости и прозрачности правосудия; повышения доверия к правосудию; создания необходимых условий для осуществления правосудия, обеспечения его доступности; обеспечения независимости судей; повышения уровня исполнении судебных актов.

В ходе реализации судебной реформы и целевой программы удалось достичь существенных результатов. В части решения организационных задач судебной реформы удалось обновить судебную систему, отделить ее от исполнительной власти как организационно, так и финансово; провести реформу системы принудительного исполнения, в результате которой была образована служба судебных приставов, входящая в систему органов исполнительной власти; существенно развить альтернативные методы разрешения споров. Приняты соответствующие нормативные правовые акты: федеральные конституционные законы о судебной системе, о Конституционном Суде РФ, о судах общей юрисдикции, об арбитражных судах, федеральные законы о третейских судах, об исполнительном производстве и ряд других.

В части совершенствования процессуальных форм осуществления правосудия также достигнуты определенные результаты, в частности, Конституцией РФ и процессуальными кодексами закреплены современные принципы судопроизводства (право каждого на судебную защиту, состязательность и равноправие сторон, гласность судебного разбирательства, независимость судей и др.); стали более рациональными процессуальные формы осуществления правосудия, в частности за счет появления упрощенных форм рассмотрения дел (приказного и заочного производства в судах общей юрисдикции, упрощенного производства в арбитражных судах); подверглась существенным изменениям система пересмотра судебных актов в судах общей юрисдикции; стали широко применяться новые технические средства для коммуникаций внутри судебной системы, а также между судом и участниками процесса.

В то же время еще остаются проблемы, связанные с необходимостью дальнейшего совершенствования судопроизводства в нашей стране. В частности, в юридической литературе обсуждаются вопросы разработки и принятия Кодекса административного судопроизводства, а также единого Кодекса гражданского судопроизводства, включающего процессуальные нормы об особенностях рассмотрения

предпринимательских споров и иных дел, содержащиеся в настоящее время в Арбитражном процессуальном кодексе РФ. В части совершенствования судоустройства, обсуждаются вопросы создания системы специализированных административных судов, объединения судов общей юрисдикции и арбитражных судов, единообразного инстанционного построения этих подсистем судов, проблемы распределения подведомственности дел судам и ряд других.

По обоснованному мнению многих авторов, несмотря на новизну ГПК РФ и АПК РФ они «незначительно продвинулись в сторону осмысления единства процессуальных форм»;[3] «оба процессуальных кодекса в свете современных отношений являются актами переходного периода»[4]; в предметах судебной деятельности по разрешению гражданских дел и арбитражных дел не имеется каких-либо принципиальных различий, а потому «некоторое сомнение вызывает наличие двух кодексов: АПК РФ и ГПК РФ»;[5] «родовое единство законодательства о судопроизводстве в судах общей юрисдикции и арбитражных судах должно привести к созданию единого гражданского процессуального кодекса, содержащего раздел об особенностях рассмотрения споров, связанных с экономической, в том числе предпринимательской деятельностью».[6]

Существенным фактором, определяющим общий вектор развития национальных судебных систем в разных государствах, включая Россию, является глобализация во всех ее проявлениях. Российская судебная система при всей ее уникальности должна соответствовать международным стандартам правосудия, в частности документам Совета Европы, определяющим направления и инструменты совершенствования судебной системы во многих европейских государствах.

Таким образом, несмотря на определенные достижения проводимой судебной в России реформы, говорить о том, что она полностью завершена, преждевременно, равно как утверждать отсутствие иных проблем гражданской юрисдикции, требующих решения.[7] При этом, разумеется, поспешность в решении указанных проблем неуместна. Изменения законодательства об организации и осуществлении правосудия должны осуществляться постепенно, «просчитываться вдвойне, так как в данной области стабильность и известный консерватизм правового регулирования представляют самостоятельную ценность».[8]

Актуальность темы диссертационного исследования определяется также тем, что отсутствуют единые подходы к определению природы гражданского судопроизводства, его места в системе видов судопроизводств. Природа гражданского судопроизводства, его деление на традиционные виды (исковое производство, административное производство, особое производство), сложившееся исторически и сохраненные в новых ГПК РФ и АПК РФ, небезупречно с научной точки зрения и нуждается в переосмыслении. Проблема единства и дифференциации гражданского судопроизводства до сих пор не нашла удовлетворительного решения ни в науке гражданского процессуального права, ни в

гражданском процессуальном законодательстве. Существует множество научных взглядов и подходов к решению этой проблемы. Достаточно упомянуть такие ее аспекты, как вопросы соотношении административного и гражданского судопроизводства, арбитражного и гражданского судопроизводства, искового и особого производства.

Между тем, качественное изменение материального права, особенно после принятия Гражданского кодекса РФ, вызывает необходимость соответствующего развития также процессуального права. С появлением новых категорий гражданских дел, которые ранее не рассматривались судами, появляется необходимость выяснения особенностей их правовой природы и процессуального порядка рассмотрения. Недостаточная разработанность критериев дифференциации (специализации) системы гражданского судопроизводства нередко на практике ведет к судебным ошибкам. Остро стоят проблемы подведомственности и подсудности гражданских дел.

Таким образом, задача комплексного монографического исследования проблем единства и дифференциации гражданского судопроизводства является весьма актуальной как для теории гражданского процессуального права, так и для совершенствования гражданского процессуального законодательства и практики его применения. Указанные обстоятельства предопределили выбор темы настоящего диссертационного исследования и ее актуальность.

Степень научной разработанности темы исследования. Различные проблемы гражданского судопроизводства, включая проблемы его деления на виды, особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел, нередко были предметом исследования дореволюционных, советских и современных ученых-процессуалистов. Среди наиболее известных процессуалистов, работавших в этой сфере, можно назвать Т.Е.Абову, С.Н.Абрамова, А.В.Абсалямова, М.Г.Авдюкова, В.С.Анохина, А.Т.Боннера, Е.А.Борисову, В.В.Бутнева, Д.Х.Валеева, Л.А.Ванееву, Н.А.Васильчикову, Е.В.Васьковского, А.П.Вершинина, А.Х.Гольмстена, Н.А.Громошину, М.А.Гурвича, А.А.Добровольского, П.Ф.Елисейкина, Ю.В.Ефимову, Г.А.Жилина, И.М.Зайцева, С.А.Иванову, О.В.Исаенкову, Р.Ф.Каллистратову, М.И.Клеандрова, К.И.Комиссарова, Е.В.Кудрявцеву, А.Н.Кузбагарова, А.А.Мельникова, В.А.Мусина, С.В.Никитина, И.О.Подвального, Ю.А.Попову, И.А.Приходько, Н.А.Рассахатскую, И.В.Решетникову, М.А.Рожкову, О.Ю.Скворцова, Л.А.Терехову, М.К.Треушникова, Е.А.Трещеву, А.А.Ференс-Сороцкого, Д.А.Фурсова, А.В.Цихоцкого, Н.А.Чечину, Д.М.Чечота, М.С.Шакарян, М.З.Шварца, В.Н.Щеглова, В.М.Шерстюка, К.С.Юдельсона, А.В.Юдина, Т.М.Яблочкова, В.В.Яркова и многих других.

Однако существующие работы современных авторов по указанной проблематике представляют собой в основном учебные или практические пособия, в которых характеризуются традиционно выделяемые виды гражданского судопроизводства, предусмотренные ГПК РФ, или виды арбитражного судопроизводства, предусмотренные АПК РФ, и связанные с ними особенности рассмотрения соответствующих категорий гражданских дел. Вопросы видов гражданского судопроизводства или арбитражного судопроизводства излагаются, как правило, без учета единой природы гражданского судопроизводства, оснований его единства и критериев, предопределяющих особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел.[9]

В научных работах постсоветского периода до последнего времени также не ставилась проблема единства и дифференциации гражданского судопроизводства целиком во всем ее многообразии, включая, в частности, такие ее аспекты как: определение природы гражданского судопроизводства и его места в системе судебных производств; обоснование самостоятельной природы правил рассмотрения дел, возникающих из публичных правоотношений, исключение их из ГПК РФ, АПК РФ и КоАП РФ и принятия Кодекса административного судопроизводства; обоснование единства гражданского судопроизводства и особенностей рассмотрения отдельных категорий гражданских дел, включая дела, рассматриваемые в арбитражных судах, принятия единого Кодекса гражданского судопроизводства; критика деления гражданского судопроизводства на традиционные виды (исковое, административное и особое производство), как не основанного на четких и ясных научных критериях. Немногие российские процессуалисты рассматривают единство и дифференциацию судопроизводства вообще и гражданского судопроизводства в частности в связи с делением права на публичное и частное, а также с существующей проблемой дуализма частного права.[10]

Остаются весьма существенными резервы приведения российского процессуального права, включая правила гражданского судопроизводства, в соответствие с международными стандартами процесса.

Все изложенное предопределяет необходимость фундаментальной разработки указанных вопросов, комплексного исследования проблемы единства и дифференциации гражданского судопроизводства, формулирование на этой основе предложений по совершенствованию соответствующего законодательства и практики его применения.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с порядком рассмотрения и разрешения гражданских дел, и связанные с ними проблемы определения природы гражданского судопроизводства и его места в системе судопроизводств, единства и дифференциации гражданского судопроизводства, совершенствования правил гражданского судопроизводства и практики их применения.

Предметом диссертационного исследования являются, прежде всего, процессуальные нормы, регулирующие порядок рассмотрения и разрешения гражданских дел (нормы гражданского судопроизводства, содержащиеся в ГПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ и других федеральных законах), а также практика их применения и теоретические взгляды, связанные с определением природы гражданского судопроизводства и его места в системе судопроизводств, обоснованием единства и дифференциации гражданского судопроизводства.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью диссертационного исследования является разработка теоретических и практических проблем единства и дифференциации гражданского судопроизводства; обоснование единства природы правил рассмотрения и разрешения гражданских дел в судах общей юрисдикции, арбитражных судах и необходимости их унификации в едином Кодексе гражданского судопроизводства; с исключением из них правил иного рода, относящихся к рассмотрению дел, возникающих из публичных правоотношений (правил административного судопроизводства), выявление критериев, определяющих особенности рассмотрения и разрешения отдельных категорий гражданских дел.

Для достижения отмеченной цели поставлены следующие задачи:

— определение природы гражданского судопроизводства, его места в системе видов юридической деятельности, видов юридических процедур и видов судопроизводства;

— обоснование определяющего значения единства гражданского судопроизводства, осуществляемого как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами, и подчиненного (хотя и необходимого) значения его дифференциации;

обоснование различной природы гражданского судопроизводства и судопроизводства по делам, возникающим из публичных правоотношений (административного судопроизводства);

— обоснование необходимости унификации общих правил гражданского (искового) судопроизводства с учетом предлагаемого в процессуальной литературе перехода к трехинстанционному построению российской судебной системы;

— исследование критериев, определяющих особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел, исходя из того, что все гражданские дела рассматриваются по общим правилам гражданского (искового) судопроизводства с изъятиями, прямо предусмотренными гражданским процессуальным законом и учитывающими особенности отдельных категорий гражданских дел;

— формулирование предложений, направленных на обеспечение единства гражданского процессуального производства и его необходимой внутренней дифференциации, а также на совершенствование гражданского процессуального законодательства, практики его применения и организации судоустройства по гражданским делам.

Методологической основой исследования является совокупность общенаучных и специальных способов познания правовой действительности. При проведении исследования были использованы методы анализа и синтеза, дедукции и индукции, ретроспективного, системно-структурного и сравнительно-правового анализа, а также диалектический метод, что позволило обеспечить всесторонность изучения анализируемого явления, внутреннее единство исследования, а также достоверность и непротиворечивость его положений.

Развитие научных представлений о гражданском судопроизводстве и эволюция законодательства, регламентирующего указанное судопроизводство, были проанализированы посредством историко-правового метода.

Теоретическую основу исследования составляют современные представления о проблемах гражданского процессуального права, включая проблемы гражданского судопроизводства. В работе широко используются труды дореволюционных, советских и современных ученых-процессуалистов. Наряду с трудами в области гражданского (арбитражного) процессуального права в работе используются также труды авторов в области общей теории права (С.С.Алексеева, Н.Г.Александрова, Н.Н.Вопленко, В.Б.Исакова, В.Н.Карташова, А.В.Малько, П.Е.Недбайло, В.Н.Протасова, В.А.Сапуна, В.М.Сырых, Л.С.Явича и др.), гражданского (предпринимательского) права (B.C.Белых, С.Н.Братуся, О.С.Иоффе, М.Ю.Челышева, С.Муромцева, И.А.Покровского, В.Ф.Попондопуло, В.В.Ровного, В.А.Удинцева, Б.Б.Черепахина, Г.Ф.Шершеневича, В.Ф.Яковлева и др.), административного права (Д.Н.Бахраха, Ю.М.Козлова, С.Н.Махиной, В.М.Манохина, И.В.Пановой, Г.И.Петрова, Н.Г.Салищевой, В.Д Сорокина, Ю.Н.Старилова, Ю.А.Тихомирова, Н.Ю.Хаманевой и др.), других отраслей права (В.К.Боброва, И.Я.Фойницкого, М.С.Строговича и др.), труды зарубежных авторов (Й.Деппе, Р.Книпер, В.Некрошюс, В.Одерски, К.Осакве, Ж.Сталев, Р.Уолкер, С.Хегер).

Эмпирическую основу исследования составили положения Конституции РФ, ряда федеральных конституционных законов, федеральных законов, иных нормативных правовых актов, а также акты Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ. В работе были использованы отдельные акты законодательства зарубежных стран и акты международного права, в частности, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, а также акты Европейского Суда по правам человека.

Научная новизна работы выражается в том, что в ней впервые на уровне диссертационной работы проведено комплексное монографическое исследование проблем

единства и дифференциации гражданского судопроизводства. В диссертации представлена целостная научная концепция совершенствования гражданского процессуального законодательства, регламентирующего гражданское судопроизводство, состоящая из совокупности взаимосвязанных научно обоснованных выводов и положений, касающихся предмета исследования, и направленная на дальнейшую унификацию гражданского судопроизводства, определяемую единством материально-правовой природы гражданских дел, рассматриваемых и разрешаемых в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, и его необходимую дифференциацию, определяемую особенностями отдельных категорий гражданских дел.

Новизной отличаются выводы по теоретическим проблемам природы гражданского судопроизводства и его места в системе видов юридической деятельности, видов юридических процедур и видов судопроизводства; соотношения гражданского судопроизводства и судопроизводства по делам, возникающим из публичных правоотношений (административного судопроизводства); предпосылок единства и дифференциации гражданского судопроизводства, критериев выделения видов гражданского судопроизводства; унификации в едином процессуальном кодексе правил гражданского (искового) судопроизводства, осуществляемого как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах.

Научная новизна проявляется также в научном обосновании многочисленных предложений по совершенствованию гражданского процессуального законодательства, регламентирующего порядок рассмотрения и разрешения гражданских дел в судах общей юрисдикции и арбитражных судах (главным образом, в целях его унификации), и практики его применения.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В ряду видов юридической деятельности судебная деятельность определяется как публичная (властная) правоприменительная деятельность, осуществляемая судом в процессуальной форме, т.е. в рамках специальной юридической процедуры, отличающейся детальной законодательной регламентацией всей последовательности действий суда и лиц, участвующих в юридическом процессе. Иные юридические процедуры, которые применяются административными органами, третейскими судами и другими органами и организациями, такими качествами не отличаются.

Судопроизводство, в отличие от других юридических процедур, проявляется в строгой последовательности совершения процессуальных действий (по процессуальным стадиям) и с учетом особенностей отдельных категорий судебных дел. Процессуальные формы судебной деятельности характеризуются также специфическими правовыми режимами, закрепленными нормами соответствующих отраслей процессуального права, и подразделяются на виды: конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство. При этом определяющим началом характеристики указанных видов судопроизводства является не родовое сходство, а их специфика. Общественные отношения, складывающиеся при защите прав в различных процессуальных формах, существенно отличаются друг от друга, и поэтому создать «единое процессуальное право» невозможно.

2. Объективное существование дуализма права, его деления на частное и публичное, должно учитываться и последовательно проводиться не только в сфере материального права, но и учитываться процессуальным законодательством. Необходимо исключить из гражданского процессуального законодательства правила рассмотрения дел, возникающих из публичных правоотношений, и принять единый Кодекс административного судопроизводства, который бы содержал все правила административного судопроизводства, как самостоятельного вида судопроизводства (ст.118 Конституции РФ), включая те из них, которые в настоящее время содержатся в ГПК РФ, АПК РФ и КоАП РФ.

Выделение административного судопроизводства в качестве самостоятельного вида судопроизводства не обусловливает необходимости создания специальных административных судов. Все дела, возникающие из публичных правоотношений, должны рассматриваться судьями (судебными составами, судебными коллегиями), специализирующимися на рассмотрении данной категории дел, по правилам административного судопроизводства. Это позволит снять достаточно острую проблему определения подведомственности указанных дел, которые в настоящее время рассматриваются судами разных ветвей судебной власти.

3. Качественное изменение гражданского (частного) права, особенно после принятия Гражданского кодекса РФ, закрепившего принцип единства гражданско-правового регулирования отношений, включая отношения с участием лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, вызывает необходимость соответствующего развития и гражданского процессуального права — принятия единого Кодекса гражданского судопроизводства, который предусматривал бы также особенности рассмотрения дел, подведомственных арбитражным судам.

Унификация гражданского процессуального законодательства посредством принятия такого кодекса позволила бы устранить как дублирование норм процессуальных кодексов, так и необоснованные различия в регулировании порядка возбуждения производства по гражданским делам, подготовки гражданских дел к судебному разбирательству, судебного разбирательства по гражданским делам, пересмотра и исполнения судебных актов по таким делам в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

4. Деление гражданского судопроизводства на виды (исковое производство, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, особое производство) несостоятельно, поскольку в основании такого деления лежит не строгий научный критерий классификации, а лишь историческая традиция. Гражданское судопроизводство едино, что проявляется в его общих правилах (правилах искового производства) и предусмотренных процессуальным законом исключениях из них, регламентирующих особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел. Такой подход должен быть положен в основу структурирования Кодекса гражданского судопроизводства.

5. Правила гражданского судопроизводства должны быть структурированы в Кодексе гражданского судопроизводства на части, разделы и главы следующим образом. Общая часть должна содержать общие нормы, составляющие ядро гражданского судопроизводства (общие правила искового производства), и состоять из двух разделов: раздела I «Общие положения» и раздела II «Стадии гражданского судопроизводства», — и распространяться на все категории гражданских дел. Особенная часть должна содержать специальные нормы, регламентирующие порядок рассмотрения отдельных категорий гражданских дел, и состоять из раздела III «Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел».

Деление процессуального нормативного материала на общую и особенную части и отражение его в едином Кодексе гражданского судопроизводства соответствовало бы мировым тенденциям развития гражданского процесса, выражающимся в дальнейшей его унификации (упрощении и ускорении), оптимизации соотношения общих и специальных процессуальных норм при рассмотрении гражданских дел.

6. Совершенствование гражданского судопроизводства в значительной степени связано с реформированием системы пересмотра судебных актов, которая должна состоять из двойной проверки судебных актов: а) апелляционной проверки не вступивших в законную силу судебных актов, осуществляемой судами апелляционной инстанции (в порядке неполной апелляции), и б) кассационной проверки вступивших в законную силу судебных актов, осуществляемой высшим судом кассационной инстанции (чистая кассация). От надзорной инстанции, как в системе судов общей юрисдикции, так и в

системе арбитражных судов необходимо отказаться. Такой подход к построению системы пересмотра судебных актов существенно повысит роль и значение первой и проверочных инстанций, каждая из которых приобретает свои строго определенные (не пересекающиеся друг с другом) цели, задачи, полномочия.

7. Построению судебной системы, соответствующей мировым стандартам и состоящей из трех инстанций, препятствует существующий со времен советского законодательства институт родовой подсудности. Отказ от него является условием перехода к системе судопроизводства, в которой дела по первой инстанции рассматривались бы только районным судом (в системе арбитражных судов — судом субъекта РФ), а суды второй (апелляционной) и третьей (кассационной) инстанции не рассматривали бы дела по первой инстанции. В случае объединения арбитражных судов и судов общей юрисдикции в единую систему, судами первой инстанции были бы районные суды, призванные рассматривать все гражданские дела, включая экономические дела, подведомственные в настоящее время арбитражным судам. Такая реформа позволила бы существенно упростить судопроизводство по гражданским делам, сэкономить время и средства (в том числе государственные) для отправления правосудия, повысить его эффективность, в частности, значительно облегчить доступ граждан и организаций к правосудию.

8. Исходя из того, что пересмотр судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам является способом преодоления законной силы судебного акта и по существу не отличается от иных видов пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу (кассационного, надзорного), необходимо осуществлять его не способом судебного самоконтроля, а вышестоящим судом (судом кассационной инстанции) по основаниям, перечень которых установлен непосредственно в процессуальном кодексе. Такое регулирование пересмотра судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, придание ему характера кассационного пересмотра судебных актов, позволит существенно упростить гражданское судопроизводство и повысить гарантии судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций.

9. Понятие исполнительного производства является собирательным, объединяющим такие разнородные правовые явления как: а) гражданское судопроизводство в той его части, в которой оно касается исполнения судебных актов по гражданским делам и регламентируется гражданским процессуальным законом (ГПК РФ, АПК РФ, федеральный закон о банкротстве) и б) исполнительные (административные) процедуры, реализуемые судебным приставом-исполнителем, являющимся должностным лицом системы Минюста России. Необходимо учитывать указанное разделение норм при принятии соответствующих нормативных правовых актов. В процессуальный кодекс не следует включать несвойственные ему нормы материального права, а в Законе об исполнительном производстве не должно быть норм процессуального права.

10. Порядок рассмотрения отдельных категорий гражданских дел, например дел особого производства (подраздел IV ГПК РФ, глава 27 АПК РФ), дел о банкротстве, характеризуется существенными особенностями, проявляющимися во всех стадиях гражданского судопроизводства. Правила о порядке рассмотрения таких дел необходимо регламентировать в Особенной части Кодекса гражданского судопроизводства (раздел III «Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел»).

Порядок рассмотрения других дел, а именно дел по корпоративным спорам, дел о защите прав и законных интересов группы лиц, дел об оспаривании решений третейских судов, дел с участием иностранных лиц, дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство или права на исполнение судебного акта в разумный срок, — существенными особенностями не отличается и по существу тяготеет к порядку рассмотрения обычных дел искового производства. Правила рассмотрения таких дел правильнее было бы отразить («растворить») в соответствующих разделах, главах, статьях Общей части Кодекса гражданского судопроизводства. Например, особенности участия в

гражданских делах иностранцев могут найти отражение в правилах о подведомственности и подсудности, о лицах, участвующих в деле, и некоторых других; особенности оспаривания решений третейских судов и выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов — в правилах кодекса об исполнении судебных актов. Реализация таких предложений позволит сделать Кодекс гражданского судопроизводства компактным и более удобным для применения.

11. Третейское разбирательство не является формой судопроизводства. Третейские суды (арбитражи) разрешают споры и выносят решения, т.е. осуществляют юридическую деятельность, регламентированную частноправовой процедурой, предусмотренной регламентом соответствующего третейского суда (арбитража). Третейское разбирательство — это институт частного, а не публичного права, альтернативная (негосударственная) форма разрешения споров.

Гражданское судопроизводство начинается лишь с того момента, когда компетентный государственный суд принимает заявление об оспаривании решения третейского суда или о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Правила об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов предлагается унифицировать в едином Кодексе гражданского судопроизводства, определив их место в системе норм, регламентирующих завершающую стадию рассмотрения гражданского дела — стадию исполнения судебного акта. Это способствовало бы и выработке единообразной практики применения законодательства о третейских судах и третейском разбирательстве.

12. Приказное производство по ГПК РФ и упрощенное производство по АПК РФ не являются самостоятельными видами судопроизводства, а представляют собой разновидности упрощенного порядка рассмотрения предусмотренных процессуальными кодексами гражданских дел. Различия указанных процессуальных форм не исключает возможности их унификации в едином разделе IV «Упрощенный порядок рассмотрения гражданских дел» Кодекса гражданского судопроизводства.

В основу такой унификации предлагается положить модель упрощенного производства, предусмотренную АПК РФ, которая в свою очередь также должна быть усовершенствована. В частности, предлагается предусмотреть правило о том, что необходимым и достаточным условием применения указанной процедуры, как по ходатайству истца, так и по предложению суда было бы отсутствие возражений сторон. Кроме того, необходимо ввести правила: о немедленном вступление судебного акта в законную силу, с приданием ему силы исполнительного документа; о сокращенном сроке для обжалования судебного акта; об отмене обязательности ведения протокола судебного заседания.

Теоретическая значимость результатов исследования состоит в научной разработке и обосновании целостной концепции единства и дифференциации гражданского судопроизводства, включающей научные выводы и положения, которые сформулированы в диссертации по вопросам: природы гражданского судопроизводства, его места в системе видов юридической деятельности, видов юридических процедур и видов судопроизводства; значения единства гражданского судопроизводства и его дифференциации; соотношения гражданского судопроизводства и судопроизводства по делам, возникающим из публичных правоотношений (административного судопроизводства); унификации общих правил гражданского (искового) судопроизводства с учетом предлагаемого в процессуальной литературе перехода к трехинстанционному построению российской судебной системы; критериев, определяющих особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел, исходя из того, что все гражданские дела рассматриваются по общим правилам гражданского (искового) судопроизводства с изъятиями, прямо предусмотренными гражданским процессуальным законом и учитывающими особенности отдельных категорий гражданских дел; некоторым другим

теоретическим вопросам. Результаты исследования указанных теоретических проблем существенно расширяют и дополняют существующие представления о природе гражданского судопроизводства, его единстве и дифференциации и могут быть базой для дальнейших исследований в области гражданского процессуального права.

Практическая значимость результатов исследования заключается в том, что его выводы и положения могут быть использованы для совершенствования законодательства о гражданском судопроизводстве и судоустройстве. В частности, в диссертации научно обоснована необходимость унификации гражданского процессуального законодательства путем разработки и принятия единого Кодекса гражданского судопроизводства и предложена принципиальная структура такого Кодекса (приложение №1). Совершенствование гражданского судопроизводства с необходимостью влечет за собой дальнейшее совершенствование судоустройства. В диссертации предлагается переход к единой трехинстанционной судебной системе (приложение №2).

Результаты исследования имеют определенное значение также для практики применения гражданского процессуального законодательства, связанной с гражданским судопроизводством, порядком рассмотрения и разрешения гражданских дел. В частности, обосновывается общий характер норм искового производства, составляющих ядро гражданского судопроизводства и подлежащих применению к любым категориям гражданских дел с особенностями, предусмотренными процессуальным законом для соответствующей категории дел.

Результаты диссертационного исследования могут быть широко использованы в процессе преподавания учебных дисциплин по гражданскому и арбитражному процессу.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена, обсуждена и одобрена на кафедре гражданского процесса юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Основные положения диссертации опубликованы в монографиях, учебных пособиях, комментариях и научных статьях, в том числе, в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки России для публикации результатов диссертационных исследований на соискание ученой степени доктора юридических наук (всего 52 работы, объемом более 96 п.л.), а также обсуждались на научно-практических конференциях и семинарах (более 20 научных конференций и семинаров).

Результаты работы были использованы автором в ходе подготовки и чтения лекций и проведения семинарских занятий по дисциплинам гражданского процессуального права и арбитражного процессуального права на юридическом факультете Ленинградского государственного университета им. А.С.Пушкина, в Санкт-Петербургской юридической академии, Санкт-Петербургском юридическом институте (филиале) Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Структура диссертации обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих двадцать один параграф, заключения и списка нормативных правовых актов (29 источников), судебной практики (42 источника) и литературы (552 источника). Диссертация содержит также два приложения, отражающих принципиальную структуру Кодекса гражданского судопроизводства и схему судоустройства в Российской Федерации.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, определяется объект, предмет, цели и задачи исследования, степень научной разработанности темы, раскрывается методологическая, теоретическая и эмпирическая основы, характеризуется научная новизна исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту, показывается теоретическая и практическая значимость исследования, приводятся данные об апробации результатов исследования, описывается структура диссертации.

Глава 1 «Гражданское судопроизводство как форма правоприменительной деятельности» состоит из трех параграфов. В § 1 «Понятие и виды юридической деятельности» исследуются общие вопросы, имеющие значение для определения природы гражданского судопроизводства и его места в системе видов юридической деятельности. Определяется понятие юридической деятельности как совокупности правовых действий, представляющих собой внешне выраженные, социально-преобразующие, влекущие определенные правовые последствия акты субъектов права.

Отмечается, что в процессе развития общества происходит дифференциация и обособление разнообразных типов, видов и форм деятельности, включая выделение и классификацию юридической деятельности. Рассматривая разнообразные классификации юридической деятельности, диссертант подразделяет юридическую деятельность на две большие сферы: юридическую деятельность частных лиц и юридическую деятельность государства, которая в свою очередь подразделяется на 1) правотворческую деятельность и 2) правоприменительную деятельность, к которой относятся а) деятельность административных органов и б) судебная деятельность.

Публичная правоприменительная деятельность — это властная юридическая деятельность, осуществляемая публичными субъектами права в рамках определенных процедур и направленная на обеспечение нормальной реализации права. Формами такой деятельности выступают соответствующие юридические процедуры: административные (государственная регистрация, лицензирование и т.д.) и судебные (процессуальные производства по рассмотрению и разрешению юридических дел).

В § 2 «Формы публичной правоприменительной деятельности» исследуются понятие и виды юридических процедур, соотношение понятий юридической процедуры и юридического процесса. Подвергается критике теория юридического процесса. Обосновывается необходимость сохранения традиционного понимания юридического процесса и процессуальной формы, а для обозначения порядка совершения действий, находящихся за пределами юрисдикции, предлагается пользоваться термином «процедура». Предлагается различать понятия процедуры (род), юридической процедуры (вид) и судебной процедуры (судопроизводства), как особой разновидности юридической процедуры. Юридический процесс определяется как юридическая процедура, связанная с осуществлением судебной правоприменительной деятельности.

Деятельность судов по отправлению правосудия отличается тем, что она осуществляется в наиболее строгой юридической процедуре, т.е. посредством судопроизводства, регламентированного процессуальными кодексами. Судебная деятельность по осуществлению правосудия облечена в особую процессуальную форму, поскольку суд призван не только разрешать общественные конфликты, но и активно участвовать в системе «сдержек и противовесов», осуществлять судебный контроль деятельности других ветвей власти, особенно исполнительной.

Отмечается, что характер процессуальных процедур предопределен задачами судов, призванных рассматривать наиболее сложные общественные конфликты, поэтому процессуальные процедуры наиболее разработаны, детально регламентированы процессуальными кодексами, они состоят из различных процессуальных производств, включающих определенные стадии. Уровень регламентации административных процедур, процедур, применяемых третейскими судами и другими органами и организациями, рассматривающими споры и иные дела, такими качествами не отличается.

Особенности судебных процедур проявляются в тех требованиях, которые предъявляются к ним. Так, процессуальные нормы должны быть того же законодательного уровня, что и нормы материального права, на обслуживание которых они направлены, согласованы по содержанию и введены в действие одновременно. Применительно к нормам гражданского процессуального права таким уровнем должен быть непосредственно закон.

В § 3 «Процессуальная форма правоприменительной деятельности»

рассматриваются взаимосвязанные понятия процессуального производства, процессуальной стадии, процессуального режима и процессуального права.

Процессуальное производство характеризуется в диссертации посредством трех органически взаимосвязанных компонентов: процессуальных правоотношений,

процессуального доказывания и процессуальных актов. Процессуальные действия, составляющие процессуальное производство, реализуются в форме процессуальных правоотношений, правах и обязанностях лиц, участвующих в процессе, полномочиях суда. Процессуальное доказывание также составляет необходимый элемент любого процессуального производства, так как процесс установления истины осуществляется в каждом юридическом деле. Целью судебного производства является разрешение дела по существу, а, следовательно, вынесение судебного акта (процессуального документа), представляющего собой основанное на доказательствах судебное решение. Характеристика указанных компонентов позволяет увидеть особенности того или иного процессуального производства. Таким образом, процессуальное производство определяется как предусмотренный процессуальным законом порядок рассмотрения юридического дела в суде, который обусловливается материально-правовой природой дела, осуществляется в форме соответствующих процессуальных правоотношений, характеризуется соответствующей системой установления и доказывания фактических обстоятельств рассматриваемого дела, а также фиксацией результатов рассмотрения дела в процессуальных документах.

Энциклопедия богатства:  Мани менеджмент бинарные опционы

Существенной чертой любой процессуальной формы, отличающей ее от иных юридических процедур, является наличие процессуальных стадий, составляющих процессуальное производство (судопроизводство). Отмечая дискуссионность вопросов понятия процессуальной стадии и их видов, диссертант определяет стадию юридического процесса как этап процессуального производства, характеризуемый определенными процессуальными целями, задачами, структурой и временными границами. Проводится разграничение нередко смешиваемых понятий процессуальной стадии и судебной инстанции как ступени в системе связанных между собой нижестоящих и вышестоящих судебных органов, определяемых структурой судоустройства. В связи с дифференциацией процессуального производства на отдельные стадии, их этапы, важно подчеркнуть определяющее единство целого — процессуального производства, общие задачи которого играют роль взаимосвязывающего фактора стадий в единой системе судопроизводства.

Процессуальные формы характеризуются также специфическими правовыми режимами, закрепленными нормами соответствующих отраслей процессуального права, отражающими их сущность. Отмечая дискуссионность понятия процессуального режима, диссертант характеризует его посредством, прежде всего, процессуальных принципов, средств и способов их реализации, гарантий прав и законных интересов лиц, участвующих в юридическом процессе. В процессуальных принципах, средствах и способах их реализации и гарантиях выражается специфика той или иной процессуальной формы (конституционного судопроизводства, гражданского судопроизводства,

административного судопроизводства, уголовного судопроизводства), отличающая ее от иных юридических процедур и друг от друга.

Подвергнуты критике идеи о существовании в системе права мега-отрасли процессуального права или судебного права. Каждая процессуальная отрасль права тесно связана, прежде всего, с соответствующей материальной отраслью. Эта связь определяет природу процессуальных процедур, предназначенных для обслуживания основных материальных правоотношений. Делается общий вывод о том, что определяющим началом в характеристике видов судопроизводства является не их видимое сходство, а их дифференциация. Общественные отношения, складывающиеся при защите прав в различных материальных процедурах и процессуальных формах, существенно отличаются

друг от друга, поэтому создать единое процессуальное право, тем более единое процедурно-процессуальное право, невозможно.

Глава 2 «Предпосылки единства и дифференциации гражданского судопроизводства» состоит из четырех параграфов. В § 1 «Внешние предпосылки единства и дифференциации гражданского судопроизводства» отмечается, что внешней предпосылкой единства гражданского судопроизводства является единство частного права, для обслуживания которого предназначено гражданское судопроизводство. Дифференциация частного права предопределяет дифференциацию гражданского судопроизводства — особенности рассмотрения и разрешения тех или иных категорий гражданских дел. Внутреннее единство и дифференциация правил гражданского судопроизводства предопределяются предметом и методом гражданского процессуального права как определенной системы норм права, регламентирующих отношения, возникающие, складывающиеся и развивающиеся в процессе осуществления судебной деятельности по рассмотрению и разрешению гражданских дел, т.е. в гражданском судопроизводстве.

Деление материального права на частное и публичное имеет значение для процессуального права, особенно в виду формирования в России полноценного административного судопроизводства. Законодатель и судебная практика должны учитывать эту зависимость. Проблема учета соотношения частного и публичного в процессуальном праве — это одна из основных методологических проблем, от решения которой зависит то, каким будет юридический процесс и гражданский процесс, в частности.

В отличие от дуализма права, дуализм частного права, т.е. его разделение на гражданское и торговое право, не имеет объективных оснований, представляет собой известную условность, предопределяемую историческими традициями, сохраняемыми в ряде стран. Российское частное право никогда не знало дуализма, хотя в юридической науке продолжаются дискуссии о его месте в системе права, правовой природе его структурных подразделений, а также адекватной внешней форме его выражения. В России действует единый ГК РФ, содержащий нормы, регулирующие также предпринимательские отношения. В отношении гражданского процессуального права развитие пошло не так последовательно: правила единого по существу гражданского судопроизводства разделены между двумя кодексами — ГПК РФ и АПК РФ, каждый из которых, в свою очередь, регламентирует также несвойственные им производства по делам, возникающим из публичных правоотношений. Это несоответствие предлагается устранить.

Диссертант, не отрицая необходимости специализации правил о разрешении экономических споров и специализации судей, разрешающих такие споры, предлагает такую специализацию осуществлять в рамках единого Кодекса гражданского судопроизводства, подобно тому, как на основе норм единого ГК РФ регулируются предпринимательские отношения. Отмечается также, что наличие двух процессуальных кодексов ведет к существенной избыточности процессуального нормативного материала, регламентирующего единое по существу гражданское судопроизводство; положения АПК РФ в значительной степени дублируют ГПК РФ. Правила административного судопроизводства предлагается изъять из ГПК РФ, АПК РФ и КоАП РФ и включить в предлагаемый к принятию Кодекс административного судопроизводства.

В § 2 «Внутренние предпосылки единства и дифференциации гражданского судопроизводства» отмечается, что внутреннее единство и дифференциация гражданского судопроизводства определяются структурой предмета и метода гражданского процессуального права, единой природой гражданских дел, разнообразие которых не может не обусловливать различий в процедуре их рассмотрения.

Порядок рассмотрения всех гражданских дел подчинен общим правилам гражданского (искового) судопроизводства. При этом единство процессуальной формы

является определяющим началом при рассмотрении отдельных категорий гражданских дел, дифференциация же процессуальных правил является необходимым, но определяемым, моментом при рассмотрении отдельных категорий гражданских дел, к которым подлежат применению общие правила гражданского (искового) судопроизводства с особенностями, предусмотренными процессуальным законодательством. Такое соотношение общих и специальных правил гражданского судопроизводства должно найти принципиальное закрепление в Кодексе гражданского судопроизводства. В связи с изложенным подходом подвергается критике традиционное деление гражданского судопроизводства на виды: исковое производство, производство по делам, возникающим из публичных правоотношений, особое производство, как не основанное на строгих научных критериях.

В § 3 «Гражданское судопроизводство в арбитражных судах» исследуется природа указанного судопроизводства, подвергается критике определение его в качестве самостоятельного, обосновывается вывод о том, что оно является гражданским судопроизводством по категориям дел, определенных АПК РФ. В разделении правил единого гражданского судопроизводства между двумя кодексами (ГПК РФ и АПК РФ), а их применения — между двумя ветвями судебной власти (судами общей юрисдикции и арбитражными судами), кроется причина многих проблем и, прежде всего, проблемы определения подведомственности гражданских дел и связанных с нею проблемы доступности, прозрачности, экономичности правосудия.

Выделение арбитражного процесса и принятие АПК РФ произошло не по предметному (содержательному) признаку, а по весьма размытым критериям — сфере деятельности, в которой возникают споры (предпринимательская и иная экономическая деятельность), и субъектам указанной деятельности (ст.27 АПК РФ, ст.22 ГПК РФ). Определяющее значение имеет единство природы тех материальных правоотношений, спор из которых выступает предметом судебной деятельности. Если предпринимательское право — это специальный раздел частного (гражданского) права, то и процессуальная форма защиты этого права является по своей природе гражданско-процессуальной с особенностями, отражающими специфику споров в сфере предпринимательства. Специализация правил гражданского судопроизводства по экономическим спорам должна осуществляться в едином Кодексе гражданского судопроизводства (подобно тому, как регулирование предпринимательских отношений осуществляется в едином ГК РФ), а специализация судей (судебных составов, судебных коллегий) — в единой судебной системе, возглавляемой Верховным Судом РФ.

С учетом предлагаемой унификации правил гражданского судопроизводства в едином Кодексе гражданского судопроизводства, предлагается его принципиальная структура: Раздел I «Общие положения» (цели, задачи, принципы и другие общие положения гражданского судопроизводства, включая важнейшее положение о том, что все гражданские дела рассматриваются по общим правилам гражданского судопроизводства с особенностями, предусмотренными Кодексом для отдельных категорий дел); Раздел II «Стадии гражданского судопроизводства» (общие правила гражданского (искового) судопроизводства, отражающие стадийное движение любого гражданского дела: правила о возбуждении производства по делу; подготовке его к судебному разбирательству; судебном разбирательстве; обжаловании и проверке судебных актов, не вступивших в законную силу; обжаловании и проверке судебных актов, вступивших в законную силу; исполнении судебных актов); Раздел III «Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел»; Раздел IV «Упрощенный порядок рассмотрения гражданских дел».

Предлагаемый подход к систематизации гражданского процессуального законодательства соответствует мировым тенденциям, связанным с унификацией гражданского судопроизводства, расширением действия общих процессуальных норм и сужением до необходимого предела процессуальных особенностей рассмотрения отдельных категорий дел. Это особенно важно в нынешних условиях, когда наблюдается

постоянный процесс усложнения структуры гражданского процессуального законодательства и характеристик судебных споров; когда возникает и более общий вопрос о пределах дифференциации гражданского судопроизводства. Реализация предлагаемого подхода к решению вопроса о единстве и дифференциации гражданского судопроизводства неминуемо приведет к существенной унификации гражданского процессуального законодательства и его упрощению.

В § 4 «Судопроизводство по делам, возникающих из публичных правоотношений (административное судопроизводство)» рассматривается вопрос о природе указанного судопроизводства, которое диссертантом квалифицируется в качестве самостоятельного вида судопроизводства, наряду с гражданским, уголовным и конституционным (ст. 118 Конституции РФ). По дискуссионному вопросу о предмете административного судопроизводства (административное правонарушение или административно-правовой спор) отстаивается положение о том, что таким предметом является административно-правовой спор между властным органом и гражданином либо организацией, имеющими противоположные интересы и, соответственно, разные позиции по одному и тому же вопросу. Разрешая спор, суд должен определить, чья позиция по делу соответствует закону. Таким образом, разрешение административного спора представляет собой способ судебной проверки законности и обоснованности актов административных органов и должностных лиц.

В то же время отмечается, что наличие в делах, возникающих из публичных правоотношений, спора (спора о публичном праве) не дает оснований утверждать, что они подлежат рассмотрению в порядке гражданского (искового) судопроизводства. В данном случае рассматриваются не гражданские, а административные дела. Положение о том, что дела, возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются и разрешаются по общим правилам искового производства (т.е. гражданского судопроизводства) с особенностями, установленными процессуальными законами, не свидетельствуют об отрицании существования административного судопроизводства. В данном случае законодатель лишь следует традиции.

Административное судопроизводство отличается существенными особенностями (преобладанием императивных начал над диспозитивными, повышенной активностью суда в собирании доказательств по делу, некоторыми другими), для него не характерны многие институты искового производства (например, договорная подсудность; встречный иск, отказ от иска, признание иска и некоторые другие). Указанные особенности, в конечном счете, направлены на обеспечение дополнительных гарантий защиты прав и законных интересов граждан и организаций от произвола власти. С учетом отмеченного делается вывод о необходимости реального формирования административного судопроизводства, разработки и принятия Кодекса административного судопроизводства РФ, в который должны быть включены все нормы, определяющие порядок рассмотрения дел, возникающих из публичных правоотношений, содержащиеся в настоящее время в ГПК РФ, АПК РФ и КоАП РФ.

В диссертации не поддерживается предложение о создании специальных административных судов. Дела, возникающие из публичных правоотношений (подобно уголовным делам), должны рассматриваться судьями (судебными составами, судебными коллегиями), специализирующимися в рассмотрении данной категории дел, по правилам административного судопроизводства. Это позволит снять острую проблему определения подведомственности указанных дел, которые в настоящее время рассматриваются судами разных ветвей судебной власти.

Исследуя особенности рассмотрения отдельных категорий дел, возникающих из публичных правоотношений, диссертант делает предложения, направленные на унификацию соответствующих процессуальных правил. Существующее в настоящее время разделение норм административно-процессуального права между тремя кодексами

не обеспечивает необходимого уровня защиты прав граждан и организаций от произвола власти.

Глава 3 «Общие правила гражданского судопроизводства (исковое производство)» состоит из шести параграфов. В § 1 «Общая характеристика гражданского судопроизводства» рассматриваются наиболее общие вопросы гражданского судопроизводства: его сущность и структура, задачи и принципы, проблемы совершенствования законодательства о подведомственности и подсудности гражданских дел, определения стадий гражданского судопроизводства.

Делается вывод о том, что исковое производство — это не вид гражданского судопроизводства, а сама его сущность (содержание). Правила искового производства представляют собой общие (родовые) правила гражданского судопроизводства, по которым должны рассматриваться и разрешаться все гражданские дела с особенностями (изъятиями), предусмотренными гражданским процессуальным законом. Исковая форма защиты права, выражающая существо гражданского судопроизводства, отражает специфику материального правоотношения, которое передается на судебное рассмотрение. С этой точки зрения, исковое производство — это гражданское судопроизводство, связанное с разрешением спора о частном праве. Дела, возникающие из публичных правоотношений, не относятся к гражданским делам и не подлежат рассмотрению в порядке гражданского (искового) судопроизводства, они должны рассматриваться в порядке административного судопроизводства, правила которого необходимо кодифицировать.

В ходе исследования задач и принципов гражданского судопроизводства, отмечается, что, несмотря на их текстуальные различия в ст. 2 ГПК РФ и ст.2 АПК РФ, они едины, поскольку определяются целями правосудия — защита прав и свобод человека (ст.46 Конституции РФ). Предлагается единообразная формулировка задач гражданского судопроизводства: правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, иностранных граждан, лиц без гражданства, а также организаций, прав и законных интересов муниципальных образований, субъектов Российской Федерации, Российской Федерации, других государств и международных организаций.

Сравнение состава и содержания принципов гражданского процессуального права по ГПК РФ и по АПК РФ также позволяет сделать вывод об их сходстве, отражающем единство гражданского судопроизводства. Некоторые различия в нормативном закреплении указанных принципов в процессуальных кодексах не меняют их существа, а лишь отражают особенности проявления принципов гражданского процессуального права в процессе рассмотрения и разрешения гражданских дел в арбитражном суде. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о целесообразности закрепления принципов гражданского процессуального права (принципов гражданского судопроизводства), как и его задач, в едином процессуальном кодексе, с отражением в нем особенностей проявления тех или иных принципов применительно к стадиям гражданского судопроизводства и рассмотрению отдельных категорий гражданских дел, включая дела, подведомственные арбитражным судам.

В диссертации отмечается, что существующее в настоящее время правовое регулирование подведомственности и подсудности гражданских дел неоправданно усложнено, что объясняется, прежде всего, нерациональной системой судоустройства: множественностью ветвей судебной власти и судов, рассматривающих дела по первой инстанции. Подвергается критике устоявшееся представление о том, что разграничение компетенции судов различных звеньев по правилам родовой подсудности производится в зависимости от рода дел или по предмету спора. В основе правил о родовой подсудности лежит вовсе не декларируемый род дел (предмет спора), а иной критерий: уровень субъекта, участвующего в деле. Одни и те же в своем роде гражданские дела рассматриваются разными уровнями судебной системы в соответствии с иерархией

(субординацией) лиц, участвующих в деле. Для целей исследования особенно важен вывод о том, что система судебных инстанций зависима от правил родовой подсудности. Чтобы перейти к единой рациональной системе судов, состоящей из трех инстанций (первой, апелляционной и кассационной), следует отказаться от деления судов на суды общей юрисдикции и арбитражные суды, а также от родовой подсудности. Понятиям подведомственности и подсудности следует вернуть их исконный смысл: подведомственность должна означать лишь судебную подведомственность (в отличие от иной юрисдикционной подведомственности), а подсудность — лишь пространственную компетенцию судов первой инстанции в единой судебной системе. Такая реформа позволила бы решить многие насущные проблемы и привела бы к существенному упрощению судоустройства и судопроизводства по гражданским делам, экономии времени и средств (в том числе государственных) для отправления правосудия, повысила бы их эффективность, в частности, значительно облегчила бы доступ граждан и организаций к правосудию.

В результате анализа дискуссионных вопросов понятия и видов стадий гражданского судопроизводства делается вывод о том, что к ним следует отнести: возбуждение судопроизводства по гражданским делам; подготовку гражданских дел к судебному разбирательству; судебное разбирательство по гражданским делам; пересмотр судебных актов по гражданским делам в проверочных судебных инстанциях, исполнение судебных актов по гражданским делам. Совокупность общих правил, регламентирующих процессуальные действия в той или иной стадии гражданского судопроизводства, вместе с иными общими положениями составляют общие правила гражданского судопроизводства — общую часть гражданского процессуального права. Эти правила должны применяться ко всем категориям гражданских дел с особенностями, предусмотренными процессуальным законом для той или иной отдельной категории гражданских дел. Совокупность специальных правил, регламентирующих порядок стадийного рассмотрения и разрешения отдельных категорий гражданских дел, составляет особенную часть гражданского процессуального права. Такое деление процессуального материала на общую и особенную часть могло бы найти отражение в едином Кодексе гражданского судопроизводства.

В § 2 «Возбуждение производства по гражданским делам» рассматриваются основные особенности регулирования указанной стадии в ГПК РФ и АПК РФ. Несмотря на то, что правила возбуждения производства по гражданским делам регламентируются в обоих процессуальных кодексах в разделах, посвященных исковому производству, они имеют общее (универсальное) значение. Универсальность этих правил выражается в том, что по этим общим правилам осуществляется возбуждение любых гражданских дел, к какой бы категории дел они ни относились. Эти правила подлежат применению к отдельным категориям гражданских дел с особенностями, предусмотренными нормами соответствующего раздела процессуальных кодексов, посвященного отдельным категориям гражданских дел.

Рассматривается проблема правового интереса как условия и предела судебной защиты, поскольку судебная система не может «переварить» бесконечное количество дел. В работе поддерживается предложение о том, что российское процессуальное законодательство нуждается в совершенствовании путем введения ограничений по принятию исков от лиц, не указанных в законе в качестве обладателей права требования, не имеющих материального правового интереса. При этом следует учитывать, что с точки зрения соблюдения права на судебную защиту у заявителя всегда остается право на обжалование указанных определений в вышестоящую судебную инстанцию, которая может исправить возможную ошибку, связанную с отказом в принятии искового заявления или прекращением производства по делу.

В работе отмечаются различия в структуре и содержании правил, посвященных возбуждению производства по гражданским делам в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Одни из таких различий объясняются спецификой дел,

подведомственных арбитражному суду, например, обязанность ответчика представить отзыв на заявление по делам, подведомственным арбитражному суду, оправдана тем, что это соответствует интересам лиц, участвующих в таких делах (предпринимателей), упрощает и ускоряет рассмотрение и разрешение их экономических споров. Другие -представляются спорными или неприемлемыми, например, исключение законодателем из АПК РФ института отказа в принятии искового заявления, что привело к возбуждению в арбитражных судах порой бессмысленных дел, затягиванию самого процесса, стало дополнительным препятствием на пути судебной защиты для конкретных лиц.

Отмечая дублирование норм ГПК РФ и АПК РФ и в то же время необоснованные различия в регламентации стадии возбуждения производства по гражданским делам, диссертант делает общий вывод о том, что унификация гражданского процессуального законодательства посредством принятия единого Кодекса гражданского судопроизводства позволила бы ликвидировать указанные недостатки. В общей части Кодекса гражданского судопроизводства в разделе II «Стадии гражданского судопроизводства» следовало бы выделить общую главу о возбуждении производства по гражданским делам, правила которой подлежали бы применению ко всем категориям гражданских дел с особенностями, предусмотренными в особенной части указанного Кодекса.

В § 3 «Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству» рассматриваются задачи стадии подготовки дела к судебному разбирательству и структура этой стадии гражданского судопроизводства. Сравнение глав 14 ГПК РФ и 14 АПК РФ, регулирующих порядок подготовки гражданских дел к судебному разбирательству, показывает высокую степень сходства в регулировании порядка подготовки гражданских дел к судебному разбирательству, что свидетельствует об искусственном разделении единого по природе материала между ГПК РФ и АПК РФ. Отмечается, что, несмотря на то, что процессуальные правила подготовки гражданских дел к судебному разбирательству регламентируются в обоих процессуальных кодексах в разделах, посвященных исковому производству, они имеют общее (универсальное) значение для всего гражданского судопроизводства.

Анализируются различия в регулировании рассматриваемой стадии в ГПК РФ и АПК РФ, которые не всегда оправданы, поскольку не вызваны особенностями дел, рассматриваемых судами разных ветвей судебной власти. Например, положительно оценивая позитивный опыт применения предварительных обеспечительных мер в практике арбитражных судов, предлагается ввести нормы о досудебном обеспечении также в главу 13 ГПК РФ, а при принятии единого Кодекса гражданского судопроизводства — закрепить в нем соответствующие правила в качестве общего института досудебного обеспечения.

Унификация гражданского процессуального законодательства посредством принятия Кодекса гражданского судопроизводства позволит ликвидировать дублирование рассматриваемых норм в существующих процессуальных кодексах и необоснованные различия в регулировании порядка подготовки гражданских дел к судебному разбирательству в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Предлагается в общей части Кодекса гражданского судопроизводства в разделе II «Стадии гражданского судопроизводства» выделить общую главу о подготовке дела к судебному разбирательству, правила которой должны применяться ко всем категориям гражданских дел с особенностями, предусмотренными в особенной части Кодекса.

В § 4 «Судебное разбирательство по гражданским делам» рассматриваются особенности указанной стадии гражданского судопроизводства в судах общей юрисдикции и арбитражных судах и ее этапов. Отмечается, что процессуальные правила судебного разбирательства, несмотря на их регламентацию в разделе, посвященном исковому производству, имеют общее значение для любых категорий гражданских дел. Обосновывается, что единоличное рассмотрение судьей гражданского дела и вынесение

решения не является отступлением от демократических начал правосудия и способствует сокращению нагрузки на судей и общей экономичности гражданского судопроизводства.

Сравнение глав 15-16 ГПК РФ и 19-20 АПК РФ, регулирующих порядок судебного разбирательства по гражданским делам, показывает определенное сходство и различия в регулировании указанного порядка в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. При этом, если сходство регулирования объясняется единством природы гражданского судопроизводства, его целей и задач, то различие — во многом представляется искусственным. Принятие единого Кодекса гражданского судопроизводства позволило бы унифицировать порядок судебного разбирательства по гражданским делам в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Предлагается в общей части Кодекса гражданского судопроизводства в разделе II «Стадии гражданского судопроизводства» выделить общую главу о судебном разбирательстве, правила которой должны применяться к отдельным категориям гражданских дел с особенностями, предусмотренными в особенной части указанного Кодекса.

В § 5 «Проверка судебных актов по гражданским делам» отмечается, что возможность обжалования состоявшихся судебных актов — это необходимое условие справедливого правосудия. Однако, каким бы демократичным ни был судебный процесс в той или иной стране, не следует рассматривать в качестве позитивной такую систему пересмотра, которая создает предпосылки для затягивания процесса недобросовестной стороной и, в конечном счете, ведет к сохранению нестабильности в соответствующих правоотношениях и гражданском обороте в целом. Избыточность проверочных инстанций также подрывает основы юридической силы и легитимности судебного акта как окончательного, снижает общественное доверие к правосудию. Оптимальная с функциональной точки зрения система пересмотра судебных актов суда первой инстанции должна включать две инстанции: апелляцию и кассацию. При этом апелляция — это способ пересмотра дела по существу, а кассация — исключительный способ пересмотра дела с целью контроля законности принятых судебных актов и обеспечения единства судебной практики.

Россия, являясь членом Совета Европы, участником Конвенции о защите прав человека и основных свобод, постепенно совершенствует систему пересмотра судебных актов, однако, судя по всему, этого недостаточно для эффективной защиты гражданских прав. Пересмотр судебных актов пока еще во многом осуществляется в традиционных представлениях об апелляции и кассации; применяется надзорный порядок пересмотра, неизвестный законодательству других стран; существует порядок пересмотра судебных актов по вновь открывшимся и новым обстоятельствам, который также далек от совершенства.

В диссертации предлагается перейти к единой системе судов, состоящей из трех инстанций: а) суды первой инстанции, б) окружные суды апелляционной инстанции, проверяющие судебные акты, не вступившие в законную силу, в) верховный кассационный суд, осуществляющий проверку судебных актов, вступивших в законную силу. От архаичной надзорной инстанции в судебной системе предлагается отказаться. Для реализации этих мер требуется отказаться также от сохранившегося со времен советского законодательства института родовой подсудности, допускающего рассмотрение гражданских дел по первой инстанции также вышестоящими судами. В результате таких преобразований российская судебная система приобретет качества простоты в понимании и доступности для лиц, обращающихся в суд за защитой своих прав и законных интересов, независимости судебной власти от исполнительной власти, повышения качества судебной деятельности, поддержания имиджа высокого звания судьи и, в конечном счете, доверия населения к суду.

Рассматривая вопрос о пределах апелляционной проверки, диссертант приходит к выводу о том, что указанные пределы должны быть ограничены проверкой правильности решения дела исключительно по доводам заявленной апелляционной жалобы, без нового

исследования обстоятельств дела (неполная апелляция). Основная нагрузка по рассмотрению дела, выяснению всех обстоятельств, имеющих значение для дела, собиранию, представлению и исследованию доказательств, должна быть сконцентрирована в суде первой инстанции. Такой подход представляется логичным, если речь идет о построении системы судов, состоящей из трех инстанций, где каждая из инстанций имеет свои строго определенные (не пересекающиеся друг с другом) цели, задачи и вытекающие из них полномочия. Исходя из такой системы судоустройства, известной большинству стран, предлагается создать отдельную систему апелляционных инстанций. Апелляционные суды должны быть освобождены от рассмотрения гражданских дел по первой инстанции.

В качестве кассационного суда должен выступать Верховный Суд РФ, осуществляющий проверку вступивших в законную силу судебных актов по исключительным основаниям, предусмотренным процессуальным законом. Все иные суды должны быть освобождены от функций кассационной инстанции. Кассационный суд должен быть освобожден от рассмотрения гражданских дел по любым иным инстанциям, кроме кассационной инстанции. Полномочия кассационного суда должны находиться в такой взаимозависимости с полномочиями судов апелляционной инстанции, чтобы кассационный суд не дублировал апелляционный суд. Институт надзорного производства не вполне вписывается в стандартную систему судопроизводства и от него лучше в обозримой перспективе отказаться; необходимо создать, присущую большинству стран, компактную, экономичную и в то же время эффективную трехинстанционную систему судоустройства, возглавляемую кассационным судом.

По мнению диссертанта, пересмотр судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам как самостоятельный вид пересмотра, представляющий собой в настоящее время институт внеинстанционной проверки судебных актов (институт судебного самоконтроля), необходимо упразднить. Являясь способом преодоления законной силы судебного акта, пересмотр судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам мало отличается от иных видов пересмотра (кассационного, надзорного) и поэтому должен осуществляться не способом судебного самоконтроля, а вышестоящей судебной инстанцией. Предлагается предусмотреть в рамках единого института пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, каким должен быть кассационный пересмотр, осуществляемый высшей судебной инстанцией, в качестве одного из оснований к пересмотру — вновь открывшиеся или новые обстоятельства.

Реализация этих мероприятий существенно упростит гражданское судопроизводство и повысит гарантии судебной защиты прав и законных интересов граждан и организаций, сделает судебную систему более экономичной с точки зрения времени и средств, затрачиваемых на осуществление судопроизводства.

Правила проверки судебных актов по гражданским делам, представляющие собой регламенты стадий гражданского судопроизводства, имеют общее (универсальное) значение для всех категорий гражданских дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Такой характер указанных правил предопределяет необходимость их расположения в общей части Кодекса гражданского судопроизводства в разделе II «Стадии гражданского судопроизводства». В данном разделе необходимо выделить две главы: главу об обжаловании и проверке судебных актов, не вступивших в законную силу (апелляционное производство), и главу об обжаловании и проверке судебных актов, вступивших в законную силу (кассационное производство), правила которых, являясь общими правилами гражданского судопроизводства, подлежали бы применению ко всем категориям гражданских дел с особенностями, предусмотренными в особенной части Кодекса применительно к той или иной категории гражданских дел. Такое построение судебной системы и правил пересмотра судебных актов позволят в большей степени реализовать принципы состязательности и диспозитивности в гражданском судопроизводстве, обеспечить гарантии правосудия для участников спора,

существенно сэкономить время и средства тяжущихся и государства как организатора судопроизводства.

В § 6 «Исполнение судебных актов по гражданским делам» рассматриваются дискуссионные вопросы о месте законодательства об исполнительном производстве в системе законодательства, о правовой природе исполнительного производства, об особенностях стадии исполнения судебных актов по гражданским делам и др. Понятие «исполнительное производство» трактуется как собирательное (неоднородное по правовой природе) понятие, объединяющее такие правовые явления как: а) гражданское судопроизводство в той его части, в которой оно касается исполнения судебных актов по гражданским делам и регламентируется гражданским процессуальным законом (ГПК РФ, АПК РФ, федеральные законы о банкротстве) и б) исполнительные (административные) процедуры, реализуемые судебным приставом-исполнителем, являющимся должностным лицом системы Минюста России.

С позиции системности правового регулирования необходимо исключить нормы материального права (в частности, нормы об ответственности за неисполнение судебным приставом-исполнителем своих обязанностей, за утрату исполнительного листа, за неисполнение судебного акта кредитной организаций и другими лицами — ст.431 ГПК РФ, ст.330-332 АПК РФ) из процессуальных кодексов и включить их в КоАП РФ. Закон же об исполнительном производстве должен быть освобожден от процессуальных норм и регулировать только исполнительные (материальные, административные) процедуры, а не процессуальные отношения. Такой подход позволит снять проблемы, связанные не только с пониманием природы исполнительного производства, но и с коллизиями норм разных нормативных правовых актов.

В диссертации отстаивается традиционный подход, в соответствии с которым деятельность суда по исполнению принятых им актов входит в структуру предмета гражданского процесса и представляет собой завершающую стадию гражданского судопроизводства. Это вытекает и из ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, последовательно проводится в решениях ЕСПЧ и Конституционного Суда РФ, неоднократно отмечавших, что исполнение судебного акта должно рассматриваться как неотъемлемая часть «суда», что судопроизводство завершается не вынесением судебного акта, а его исполнением.

Делается также вывод о том, что нормы об исполнении судебных актов, как правила, регламентирующие стадию гражданского судопроизводства, являясь общими, должны быть размещены в общей части процессуального кодекса, наряду с правилами, регламентирующими другие стадии гражданского судопроизводства: возбуждение производства по гражданским делам, подготовка гражданских дел к судебному разбирательству, судебное разбирательство гражданских дел, пересмотр судебных актов по гражданским делам. Особенности исполнения судебных актов по отдельным категориям гражданских дел, например, дел о банкротстве, могут регламентироваться в специальных главах процессуального закона либо в специальном законе.

Глава 4 «Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел» состоит из семи параграфов. В § 1 «Особенности рассмотрения дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение (особое производство)» исследуется природа указанных гражданских дел. Диссертант придерживается той позиции, что в процессе рассмотрения указанных дел устанавливается определенный юридический факт, а, вместе с тем, и подтверждается субъективное право, вытекающее из бесспорного правоотношения, устанавливаемого вместе с юридическим фактом; здесь не ведется спор о праве между сторонами, но суд подтверждает никем не оспариваемое право. Юридический факт и обусловленное им право рассматривается как единое целое, поскольку установление юридического факта необходимо заинтересованному лицу не само по себе, а для достижения известного правового результата. В связи с этим в диссертации отмечается, что при всем сходстве дел особого производства они

представляют собой отдельные категории гражданских дел, каждая из которых подлежит рассмотрению по общим правилам гражданского (искового) судопроизводства с особенностями, предусмотренными процессуальным законом. Предлагается в едином Кодексе гражданского судопроизводства РФ выделить каждой категории дел отдельную главу, не объединяя их общим названием «Особое производство», как это сделано в ГПК РФ, где выделен раздел IV «Особое производство».

Имея же в виду возможную перспективу слияния судов общей юрисдикции и арбитражных судов в единую судебную систему, можно было бы вообще снять весьма острую проблему разграничения подведомственности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам, включая дела особого производства.

В § 2 «Особенности рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве)» исследуются вопросы природы соответствующего судопроизводства. По мнению диссертанта, правовая природа отношений, регулируемых законодательством о банкротстве, двуедина и характеризуется тем, что это охранительное обязательство с активной множественностью лиц, реализуемое в процессуально-правовой форме, представляющее собой определенный вид процессуального соучастия.

Исследуется дискуссионный вопрос о природе рассматриваемого судопроизводства, которое в процессуальной науке определяется как: исковое производство; симбиоз искового и особого производства; особое производство; исполнительное производство; совокупность производств; самостоятельный вид судопроизводства, — диссертант определяет его как гражданское (исковое) судопроизводство, отличающееся особенностями, предусмотренными процессуальным законом. При этом особенности гражданского судопроизводства по делам о банкротстве настолько существенны (многочисленны), что оно регламентируется специальным законом о банкротстве.

В диссертации подробно анализируются стадии судопроизводства по делам о банкротстве и процедуры, применяемые к должникам в деле о банкротстве, делаются многочисленные предложения по совершенствованию соответствующего законодательства.

В § 3 «Особенности рассмотрения дел по корпоративным спорам» исследуется природа судопроизводства по указанным делам, которое является гражданским судопроизводством, несмотря на то, что при рассмотрении указанных дел к ним применяются также особенности, установленные главой 24 АПК РФ (ч.2 ст.225.2 АПК РФ). Отмечается, что выделение дел по корпоративным спорам в отдельную категорию дел определяются не особенностями их материально-правовой природы, а процессуальными целями наиболее эффективной защиты лиц, участвующих в таких делах. Однако для достижения таких целей совсем не требуется выделения правил рассмотрения указанных дел в отдельную главу АПК РФ. Правила о таких делах могут быть рассредоточены в соответствующих разделах и главах кодекса, прежде всего, в параграфах 1 и 2 главы 4 АПК РФ, посвященных вопросам подведомственности и подсудности дел арбитражным судам.

Как известно, до некоторых пор правила рассмотрения дел по корпоративным спорам не выделялись в отдельную главу кодекса. Проблема заключалась лишь в определении подведомственности и подсудности данных дел. Отнесение корпоративных споров в настоящее время к подведомственности арбитражных судов, четкое определение их подсудности и других особенностей рассмотрения, безусловно, улучшило ситуацию с разрешением указанных споров и обеспечивает необходимый баланс интересов всех участников гражданского процесса по таким спорам. В диссертации отмечается, что проблемы определения подведомственности указанных споров, как и многих других споров, не возникали бы, если бы не было искусственного разделения судебной власти на две ветви. Объединение двух ветвей судебной власти и принятие единого Кодекса гражданского судопроизводства позволили бы существенно упростить существующие

Энциклопедия богатства:  Стратегия Indexstat принцип, настройка, практическое применение

проблемы, связанные с учетом особенностей дел по корпоративным спорам, закрепив, в частности, территориальную подсудность таких дел.

В § 4 «Особенности рассмотрения дел о защите прав и законных интересов группы лиц» исследуется природа судопроизводства по соответствующим делам, регламентируемого АПК РФ. Отмечается, что соответствующие иски подлежат рассмотрению по общим правилам гражданского (искового) судопроизводства с особенностями, предусмотренными процессуальным кодексом. Исходя из того, что защита прав и законных интересов группы лиц по существу не представляет собой отдельную категорию гражданских дел, определяемых материально-правовой природой спорных правоотношений, предлагается в случае унификации соответствующих процессуальных правил в едином Кодексе гражданского судопроизводства, не выделять в нем правила рассмотрения дел о защите прав и законных интересов группы лиц в отдельную главу (как это сделано в настоящее время в АПК РФ), а рассредоточить нормы о групповых исках по соответствующим разделам (главам, статьям) такого Кодекса, в которых необходимо учесть особенности подготовки таких дел к судебному разбирательству, правила о замене лица-заявителя, основания оставления заявления без рассмотрения, основания прекращения производства по делу, особенности решения).

В § 5 «Особенности рассмотрения дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов» исследуются общие проблемы развития альтернативных форм разрешения споров: третейского разбирательства, посредничества (медиации) и др. Обращается внимание на избыточность, мозаичность и противоречия в правовой регламентации в рассматриваемой сфере, в частности, отмечается дублирование норм о подведомственности третейских судов, об основаниях оспаривания и принудительного исполнения решений третейских судов (нормы содержатся в ГПК РФ, АПК РФ, Законе о третейских судах, Законе о международном коммерческом арбитраже). Делаются предложения об унификации соответствующего законодательства.

Рассматривая вопрос о правовой природе третейского разбирательства, его соотношении с гражданским судопроизводством, делается вывод о том, что третейское разбирательство не является формой судопроизводства. Третейские суды не являются государственными судами. Они разрешают споры и выносят решения, т.е. осуществляют юридическую деятельность, регламентированную частноправовой процедурой, предусмотренной регламентом соответствующего третейского суда (арбитража). Как и всякое частное право, право на третейское разбирательство основано на инициативе частных лиц — на достигнутом ими арбитражном соглашении, предполагающем добровольное исполнение решения третейского суда.

Судопроизводство возникает лишь в случаях обращения в компетентный государственный суд с заявлением об оспаривании решения третейского суда или о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Принудительное исполнение решения третейского суда обеспечивается государством и осуществляется в форме судопроизводства. С момента принятия государственным судом указанных заявлений возникает судопроизводство по соответствующему гражданскому делу. Оспаривание решения третейского суда и выдача исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда — это порядок рассмотрения гражданского дела в завершающей его стадии — стадии исполнения судебного акта.

Унификация гражданского процессуального законодательства, принятие единого Кодекса гражданского судопроизводства, позволила бы устранить существующее удвоение нормативного материала, посвященного вопросам рассмотрения дел об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Соответствующие процессуальные нормы должны быть расположены в процессуальном кодексе среди норм об исполнении судебных актов по гражданским делам. Это способствовало бы также

выработке единообразной практики применения законодательства о третейских судах и третейском разбирательстве.

В § 6 «Особенности рассмотрения дел с участием иностранных лиц» проводится сравнение ГПК РФ и АПК РФ по рассматриваемому вопросу, которое показывает существенное дублирование норм о правилах рассмотрения дел с участием иностранных лиц в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Делается вывод, что указанные дела по существу не представляют собой самостоятельной категории дел, определяемой собственной материально-правовой природой. Это могут быть дела различных категорий. Они, как и все гражданские дела, подлежат рассмотрению по общим правилам гражданского (искового) судопроизводства, с особенностями, предусмотренными процессуальными кодексами для той или иной категории дел в зависимости от содержания спорного материального правоотношения и участия в деле иностранного лица. Выделение соответствующих разделов в особенной части ГПК РФ и АПК РФ излишне.

Нормы, отражающие особенности определения подведомственности и подсудности дел с участием иностранцев, особенности совершения процессуальных действий по поручению иностранных судов, в том числе о признании документов, выданных, составленных или удостоверенных компетентными органами иностранных государств, а также о признании и исполнении решений иностранных судов и арбитражей, должны найти отражение в соответствующих общих разделах ГПК РФ и АПК РФ. Унификация соответствующих норм в едином Кодексе гражданского судопроизводства позволила бы исключить дублирование указанных норм в ГПК РФ и АПК РФ.

В § 7 «Особенности рассмотрения дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», анализируя соответствующие правила ГПК РФ и АПК РФ, диссертант отмечает, что разбирательство дела в течение разумного срока, включая право на исполнение судебного акта в разумный срок, является одним из базисных процессуальных требований, составляющих право на справедливое судебное разбирательство. Это вытекает из ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и достаточно последовательно проводится в решениях Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционного Суда РФ. Предназначение указанного требования состоит в том, чтобы защитить лиц, участвующих в деле, «от чрезмерных процедурных затяжек», от слишком долгого «пребывания в состоянии неопределенности относительно своей судьбы».

Что касается критериев разумности срока судебного разбирательства и размеров компенсации за нарушение этих сроков, то они выработаны практикой ЕСПЧ и являются оценочными: учитывается сложность дела, поведение заявителя, поведение властей, потребности тщательной подготовки лиц, участвующих в деле, необходимость проведения экспертизы. Таким образом, определяющую роль здесь играют не жесткие сроки судебного разбирательства и определенные размеры компенсации, а их соразмерность и пропорциональность характеру дела с учетом принципов разумности, справедливости и практики ЕСПЧ.

Исследование особенностей рассмотрения дел о присуждении компенсации показывает существенное дублирование соответствующих норм в ГПК РФ и АПК РФ, что объясняется разделением единых по природе дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Отмечается также, что указанные дела, хотя и выделены в процессуальных кодексах в качестве отдельных категорий дел, по существу таковыми не являются. Это дела, правила рассмотрения которых вполне могли бы найти свое отражение в соответствующих разделах и главах общей части процессуальных кодексов (общей части Кодекса гражданского судопроизводства при условии его принятия), таких, как: основные положения, подведомственность и подсудность, исполнение судебных актов, некоторых других.

В § 8 «Упрощенный порядок рассмотрения гражданских дел» рассматриваются дискуссионные вопросы о правовой природе упрощенных производств, прежде всего, приказного производства (глава 11 ГПК РФ) и упрощенного производства (глава 29 АПК РФ), их единстве и дифференциация, а также другие вопросы.

Критикуются точки зрения о том, что приказное производство — это самостоятельный вид гражданского судопроизводства; допроцессуальная правовая процедура; процедура, не являющаяся правосудием, и некоторые другие. Отмечается, что, несмотря на существенные отступления от общего порядка отправления правосудия по делам приказного производства (отсутствие ярко выраженных стадий подготовки дела к судебному разбирательству, судебного разбирательства и т.д.), указанные особенности вовсе не свидетельствуют о том, что по соответствующим категориям дел не осуществляется правосудие, отсутствует процессуальная форма. Судебный приказ, при всей дискуссионности его природы, в отличие от исполнительной надписи нотариуса, является актом правосудия, поскольку он выдается судьей.

Упрощенное производство, предусмотренное АПК РФ, также не является самостоятельным видом гражданского судопроизводства. Его природа вызывает меньше споров, чем природа приказного производства, поскольку в данном случае законодатель прямо указал на то, что дела упрощенного производства рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными соответствующей главой АПК РФ: бесспорный характер требования, незначительная сумма иска, отсутствие возражений ответчика, возможность перехода к общим правилам искового производства (при наличии возражений ответчика).

По мнению диссертанта, различия указанных процессуальных форм (приказного производства и упрощенного производства) не являются определяющими. Они могут быть нивелированы, в результате чего мог бы появиться единый институт упрощенного порядка рассмотрения гражданских дел. Это позволило бы унифицировать гражданское процессуальное законодательство, связанное с рассматриваемыми институтами в едином Кодексе гражданского судопроизводства. Вместо терминов «упрощенное производство» и «приказное производство» необходимо использовать общий термин «упрощенный порядок рассмотрения гражданских дел».

В заключительной части диссертации обобщаются наиболее значимые выводы, к которым пришел автор в результате исследования.

В приложениях содержится принципиальная структура предлагаемого к принятию Кодекса гражданского судопроизводства РФ и схема судоустройства в РФ.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

1. Гражданское судопроизводство: проблемы единства и дифференциации. СПб: «Юридический центр Пресс». 2020. 32,0 п.л.

2. Проблемы судопроизводства по гражданским делам. СПб: НОУ СПбЮА. 2020. 11,0 п.л.

3. Производство по делам о банкротстве в арбитражном суде. СПб: Изд-во «Юридический центр Пресс». 2004. 24,0/12,0 п.л. (в соавторстве).

4. Разбирательство дел о банкротстве // Юрист и бухгалтер. 2002. №4. 0,4 п.л.

5. Правовая природа отношений, регулируемых законодательством о банкротстве // Правоведение. 2003. №7. 1,2/0,6 п.л. (в соавторстве).

6. Разбирательство дел о банкротстве // Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 2003. 3,0 п.л.

7. Разбирательство дел о банкротстве // Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». 2-е изд. / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 2004. 3,0 п.л.

8. Принцип состязательности в арбитражном процессе по делам о банкротстве // Ленинградский юридический журнал. 2005. №2. 0,4 п.л.

9. В хронике конференций: Диулин В.Г., Караваев С.Г. Обеспечение прав человека и гражданина в гражданском и уголовном судопроизводстве // Ленинградский юридический журнал. 2006. №2. 0,3 п.л.

10. Некоторые проблемы исполнения судебных актов // Правоведение. 2006. №3. 0,5 п.л.

11. К вопросу об исполнении судебных актов // Сборник материалов конференции Ленинградского государственного университета. 2006. №2. 0,3 п.л.

12. Гражданское процессуальное производство: понятие и виды // Сборник материалов конференции Ленинградского государственного университета. 2007. №3. 0,3 п.л.

13. Организация судебной системы в России // Ленинградский юридический журнал. 2007. №1. 0,8/04 п.л. (в соавторстве).

14. Гражданское процессуальное производство: единство и дифференциация // Правоведение. 2008. № 3. 0,8 п.л.

15. Рецензия на кн.: Солодилов А.В. Общие проблемы арбитражного процесса по делам о несостоятельности (банкротстве): правовая природа и структура. Томск. 2006 // Российский ежегодник предпринимательского (коммерческого) права. 2007. №1 / Под ред. В.Ф. Попондопуло. СПб. 2008. 0,3 п.л.

16. Подведомственность споров третейским судам в России // Арбитражные споры.

2008. №1. 1,0/0,5 п.л. (в соавторстве).

17. Процессуальные производства: единство и дифференциация // Актуальные проблемы российского права / Под ред. В.П. Камышанского. Краснодар. Институт экономики, права и гуманитарных специальностей. 2008. 0,5 п.л.

18. Дифференциация гражданского судопроизводства // Актуальные проблемы российского права / Под ред. В.П. Камышанского, Л.П. Рассказова, Р.М. Дзидзоева. Краснодар. 2009. 0,4. п.л.

19. Гражданское судопроизводство как процессуально-правовая процедура // Российский ежегодник предпринимательского (коммерческого) права. №2. 2008 / Под ред. В.Ф.Попондопуло. СПб. 2009. 1,0 п.л.

20. Конституционное судопроизводство: понятие, особенности // Юридический мир. 2009. №2. 0,8 п.л.

21. Административное судопроизводство: понятие, единство и дифференциация // Российская юстиция. 2009. №3. 0,8 п.л.

22. Гражданское судопроизводство как форма правоприменительной деятельности // Ленинградский юридический журнал. 2009. №2. 1,4 п.л.

23. Понятие и особенности судебных производств // Бизнес, менеджмент и право.

24. Производство по делам о банкротстве: новеллы законодательства о банкротстве // Правоведение. 2009. №4. 1,0 п.л.

25. Закон о банкротстве: новое в производстве по делам о банкротстве // Российский ежегодник предпринимательского (коммерческого) права. №3. 2009 / Под ред. В.Ф.Попондопуло. СПб. 2020. 1,0 п.л.

26. Гражданское судопроизводство в арбитражном суде // Арбитражный и гражданский процесс. 2020. №1. 0,5 п.л.

27. Гражданское судопроизводство в арбитражном суде (окончание). // Арбитражный и гражданский процесс. 2020. №2. 0,5 п.л.

28. Упрощенный порядок рассмотрения гражданских дел // Ленинградский юридический журнал. 2020. №1. 0,9 п.л.

29. Предпосылки единства и дифференциации гражданского судопроизводства // Российское правосудие. 2020. №2. 1,2 п.л.

30. Подведомственность и подсудность дел по корпоративным спорам // Ученые записки Казанского государственного университета. Том 152. Серия «Гуманитарные науки». Кн.4. Казань. 2020. 0,4 п.л.

31. Формы реализации гражданско-правовой ответственности (на примере законодательства о банкротстве) // Вестник Санкт-Петербургской юридической академии. 2020. №2. 0,2 п.л.

32. Особое производство в гражданском и арбитражном процессе // Вестник Санкт-Петербургской юридической академии. 2020. №3. 0,4 п.л.

33. Проблемы совершенствования законодательства о банкротстве в условиях финансового кризиса // Арбитражные споры. 2020. №1. 2,0/1,0 п.л. (в соавторстве).

34. Судебное разбирательство по гражданским делам // Власть закона. 2020. №4. 0,5 п.л. (в соавторстве).

35. К теории регулятивных и охранительных гражданских правоотношений (общее значение и проявление в динамике правоотношения банкротства) // Сборник научных статей в честь 60-летия Е.А.Крашенинникова / Отв. ред. П.А. Варул. Ярославль. 2020. 0,8 п.л. (в соавторстве).

36. Исполнение судебных актов по гражданским делам. №4. 2020 // Российский ежегодник предпринимательского (коммерческого) права / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 2020. 1,3п.л.

37. Проверка судебных актов по вновь открывшимся или новым обстоятельствам // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 14 «Право». 2020. №1. 0,7 п.л.

38. Проверка судебных актов по гражданским делам в апелляционном порядке // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 14 «Право». 2020. №2. 0,6 п.л.

39. Разбирательство дел о банкротстве // Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». Постатейный. 3-е изд. / Под ред. В.Ф. Попондопуло. 2020. 2,6 п.л.

[1] См.: Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992.

[2] См.; О Федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России» на 2007-2020 годы. Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2006 г. № 583 в ред. постановления Правительства РФ от 10 сентября 2020 г. №703 // СЗ РФ. 2006. №33. Ст.3652; 2020. №38.Ст.4826.

[3] Павлушина А.А. Теория юридического процесса: итоги, проблемы, перспективы развития. Самара. 2005. С.88.

[4] Цыганкова В. Новые кодексы — единство процесса? // ЭЖ ЮРИСТ. 2003. №14.

[5] Вавилин Е.В. Выступление на научно-методологическом семинаре «Юридический процесс — проблемы методологии» // Правовая политика и правовая жизнь. 2004. №2. С. 192.

[6] Попондопуло В.Ф. Система третьей власти: от горизонтальной организации к вертикальной // Закон. 2004. №10. С.115.

[7] См. об этом, например: Оптимизация гражданского правосудия России / Под ред. В.В.Яркова. М., 2007. С.3, 19; Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы. М., 2020. С.3-12.

[8] См.: Предисловие В.Ф.Яковлева // Оптимизация гражданского правосудия России / Под ред. В.В.Яркова. М., 2007. C. IV.

[9] См., например: Юдин А.В. Виды судопроизводств в арбитражном процессе. Самара. 2002; Особенности рассмотрения и разрешения отдельных категорий гражданских дел (исковое производство) // Под ред. И.К.Пискарева. М., 2005; Виды гражданского судопроизводства / Отв. ред. Е.А.Трещева. Самара. 2006; Особенности рассмотрения дел в арбитражном процессе / Отв. ред. А.А. Арифулин, И.В.Решетникова. М., 2006; Ефимова Ю.В. Виды гражданского судопроизводства. Саратов. 2008; Воронов А.Ф. Виды производств в арбитражном процессе // Законодательство. 2020. №4.

[10] В последнее время указанный пробел отчасти восполняется некоторыми работами: Громошина Н.А. Дифференциация, унификация и упрощение в гражданском судопроизводстве. М, 2020; Жилин Г.А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы. М., 2020.

Сопутствующие материалы:
| Персоны | Защита диссертаций

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Если Вам звонит коллектор по просроченному кредиту банка, а также закон «О деятельности по взысканию задолженности

Сегодня все больше и больше россиян вынуждены общаться с коллекторами — профессиональными сборщиками долгов.

Растущие неплатежи по кредитам — последствия кредитного бума, длившегося последние несколько лет. Тем, кто кризиса потерял доход или работу вообще, сегодня приходится выбираться из долговой ямы. И общаться с коллекторами.

«Отберем холодильник, продадим квартиру, посадим в тюрьму…»

Народ уже давно окрестил коллекторов «узаконенными вышибалами». И это неудивительно — стремясь заставить должника вернуть взятые в кредит деньги и пользуясь правовой неграмотностью граждан, а также отсутствием законодательства о коллекторском деле, сборщики долгов не особенно стесняются в средствах. Чтобы убедиться в этом, достаточно побродить по просторам Интернета или просто поговорить с людьми. Истории можно услышать действительно шокирующие.

«Заключил кредитный договор, какое-то время по некоторым причинам не платил, — пишет на одном из интернет-форумов пользователь Serыy. — Потом позвонили из какой-то конторы и говорят, что теперь я должен им. Я сказал, что буду платить, но не сейчас — я только устроился на работу, смогу через месяц. Они говорят, что столько ждать никто не будет, постоянно названивают домой. позвонили, когда меня не было дома, и сказали пожилым родителям, что продадут нашу квартиру…»

«Мы купили квартиру, из которой долго, несколько месяцев, не выписывался прежний владелец, — рассказала Банки.ру жительница Москвы. — Нам стали звонить некие коллекторы и его искать — он оказался должником по кредиту. Нашим словам о том, что мы не имеем никакого отношения к этому человеку, они не верили. Говорили — раз он прописан у вас, значит, это ваш родственник. Звонили ночью, грозились подать иск в суд — и на нас в том числе. приехали к нам домой, взрослых не было, был двенадцатилетний сын. Они показывали ему фотографию этого человека и спрашивали — не его ли это отец. Ребенок был напуган…»

«Мне звонили из коллекторского агентства и требовали погасить полную сумму долга, — делится своим опытом на одном из интернет-форумов пользователь Smart. — Я пыталась им объяснить, что не могу сейчас это сделать, что мне нужна отсрочка по времени. Тогда они стали звонить моим соседям и спрашивать, есть ли у меня автомобиль, дача, дорогие вещи…»

Подобных историй можно найти множество. Вместе с тем в течение последних пяти лет в России постепенно начало формироваться то, что с большой натяжкой можно назвать коллекторским рынком. Но, думается, пока у этого рынка не появился свой регулятор и четкая законодательная база, пугающие истории про коллекторов будут продолжать появляться в Сети.

Кто такой коллектор?

Из статьи 15 Федеральный закон от 21.12.2020 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» можно сделать вывод о том, что под коллектором (как юридическим лицом) законодатель понимает организацию, осуществляющую деятельность по приобретению денежных требований, срок исполнения которых наступил, с целью их последующего предъявления должнику и взыскания долга и (или) осуществляющая по поручению кредитора деятельность по предъявлению должнику денежных требований, срок исполнения которых наступил, и взысканию долга.

У банков есть свой резон работать с должниками через посредников-коллекторов. Начальник управления по работе с проблемными активами Росбанка Павел Сеченов говорит, что одна из главных причин — желание минимизировать затраты банка на взыскание долга.

«К услугам коллекторских агентств банки прибегают в тех случаях, когда количество просроченных кредитов начинает превышать уровень, который они могут обработать самостоятельно, силами своих служб безопасности или иных задействованных в такой работе подразделений, — замечает он. — Кроме того, это происходит, если требуется выделить работу с просрочкой в отдельное бизнес-направление с отдельным бюджетом — опять же, когда количество проблемных кредитов велико». Как правило, продолжает Сеченов, к услугам коллекторов банки прибегают с целью минимизации затрат на взыскание. Если банком выбирается стороннее агентство либо даже несколько агентств, то можно снизить стоимость работ за счет конкуренции. Если банк создает свое агентство, удешевление происходит за счет того, что коллектором будут выполняться однотипные операции с группами кредитов, имеющими схожие признаки.

Коллекторские агентства используют два основных метода: выкуп долговых портфелей у банков и работу с кредитными организациями по агентским соглашениям. Генеральный директор Столичного коллекторского агентства (СКА) Дмитрий Мохначев отмечает, что сегодня на рынке в наибольшей степени распространена работа по агентским соглашениям, когда банк поручает коллекторской компании в течение определенного срока обеспечить возврат определенного объема «плохих» кредитов.

«Покупая портфели, мы ориентируемся на российскую статистику, согласно которой до 90% погашений по кредитам составляют суммы не более 5 тысяч рублей в месяц, — подчеркивает гендиректор СКА. — Именно на такой статистике мы строим свои переговоры с заемщиком». По его словам, небольшие долги в таком случае погашаются довольно быстро, а если сумма задолженности достаточно крупная, то коллектор может реструктурировать долг на срок до пяти лет. «Первоначальная наша задача — встретиться с должником, провести переговоры и понять его возможности, — указывает Мохначев. — Тогда мы сможем предложить ему наиболее приемлемую программу погашения». По мнению Мохначева, когда агентство выкупает у банка портфель проблемных кредитов, работа становится более правильной и эффективной.

Но когда коллекторы работают по агентскому соглашению, они ограничены сроками. «Какие-то банки могут дать два месяца на возврат задолженности, какие-то — четыре, — рассказывает Мохначев. — Этого времени не так уж и много».

Действительно — как можно мирным путем решить вопрос по погашению долга в 80 тыс рублей в течение двух месяцев при доходе заемщика в 20 тыс рублей? Задача не из самых простых. Очевидно, именно по этой причине, стремясь выдержать отпущенные банком сроки, некоторые сборщики долгов и «перегибают палку», насылая угрозами панику на заемщиков.

Собирать долги по закону

Похоже, отсутствие правового поля стало тяготить и самих коллекторов. Особенно теперь, когда работы у них невпроворот, а законодательство, единые стандарты работы и, соответственно, эффективность труда отсутствуют.

Евгений Бернштам рассказал, что по инициативе НАПКА была разработана Хартия профессиональных коллекторских агентств. Ее подписали десять ведущих игроков рынка, а основные принципы документа легли в основу проекта закона «О коллекторской деятельности». Осенью прошлого года в рамках НАПКА были приняты единые стандарты проведения сделок по уступке прав требования по банковским кредитам, документ был направлен двум банковским ассоциациям и в Центробанк.

Смогут ли все эти меры унять недобросовестных сборщиков долгов, воздействующих на заемщиков шантажом и угрозами? По словам Евгения Бернштама, законопроект содержит перечень жестких требований к коллекторским агентствам.

«Например, коллекторское агентство не может заниматься консультированием должников по вопросу избежания уплаты задолженности или ответственности за ее неуплату, — говорит Бернштам. — В состав органов управления агентства не могут входить лица с неснятой или непогашенной судимостью. Агентство обязано информировать своих работников о необходимости действовать только законными способами».

Важно, подчеркивает Бернштам, что в проекте закона определен порядок взаимодействия коллекторского агентства с должником. Существуют основные принципы, которые агентства должны соблюдать в своей работе, а именно: нельзя беспокоить должника в период с 23 до 6 часов; нельзя унижать его честь и достоинство. В проекте закона прописан запрет использования методов взыскания задолженности, причиняющих вред жизни или здоровью должника, его репутации и имуществу. Также сотрудники коллекторского агентства не вправе представляться должностными лицами органов государственной власти, использовать форменную одежду должностных лиц и знаки отличия. Кроме того, не допускается введение должников в заблуждение относительно размера, характера и оснований возникновения задолженности и последствий отказа от ее погашения.

«Вычислить» коллектора — мошенника

На просторах Интернета можно найти множество примеров, когда заемщикам под видом коллекторов звонили… мошенники. Используя базы данных должников по банковским кредитам, полученные незаконным путем, преступники вынуждают своих жертв вернуть полную сумму долга — наличными, прямо на руки сотруднику «коллекторского агентства». Не очень просвещенные, но запуганные люди, случается, отдают мошенникам деньги, совершенно не подозревая, что действуют они вовсе не в интересах банка-кредитора.

Как же отличить добросовестного коллектора от мошенника? И как разобраться, что может себе позволить сборщик долгов, а что нет?

«Добросовестный коллектор ни в коем случае не будет использовать угрозы по отношению к заемщику, к членам его семьи, — объясняет Дмитрий Мохначев. — У сотрудника агентства, который проводит переговоры с заемщиком, обязательно должны быть копии соответствующих документов: реестр со ссылкой на кредитный договор между заемщиком и банком с указанием суммы задолженности, копия договора между коллекторской компанией и банком, доверенность от коллекторской компании, выданная ее сотруднику. Переговоры при личной встрече проводятся там, где будет удобнее заемщику, — у него дома, в коллекторском агентстве, на нейтральной территории».

Вам звонит коллектор

Как определить свои права и понять, что дозволяется коллектору, а что нет?

Должникам в первую очередь необходимо попытаться найти мирные способы разрешения ситуации, связанной с погашением задолженности. Но если коллекторское агентство откровенно «перегибает палку», угрожая должникам и оказывая на них психологическое давление, необходимо эффективно защищаться. Для этого существует несколько четких правил.

При контакте с представителем коллекторского агентства (телефонном звонке, встрече) необходимо предложить ему представить документы, подтверждающие его право требовать возврата задолженности.

Если разговор ведется по телефону, заемщик может предложить коллектору направить копии соответствующих документов по почте. Также следует попросить представить документы, подтверждающие размер задолженности, расчет суммы штрафных санкций, процентов и т. д.

Если такие документы не будут предоставлены, пишите жалобу в прокуратуру и Роспотребнадзор.

Если документы предоставят, то надо обратить внимание, на основании какого документа коллекторы требуют с вас долг (если на основании агентского договора, то значит, банк по-прежнему остается вашим кредитором, и все переговоры необходимо вести только с банком. Если коллекторы требуют задолженность на основании договора уступки права требования (цессии), то это означает, что переговоры надо вести с коллекторами).

Если заемщик не имеет возможности погасить полностью всю сумму, ему стоит выразить свое несогласие с суммой штрафных санкций, предложив разрешить спорный вопрос в судебном порядке. В данной ситуации очень важно однозначно указать на невозможность решения вопроса во внесудебном порядке и на то, что дальнейшие переговоры бессмысленны.

В случае если звонки коллекторов продолжаются, необходимо сообщить им, что все телефонные переговоры записываются (желательно, чтобы так и было на самом деле), а также разъяснить положения ст. 163 Уголовного кодекса РФ «Вымогательство»).

В том случае, если звонки не прекратились, необходимо подготовить жалобу в правоохранительные органы, в которой необходимо изложить фактические обстоятельства.

Если представители коллекторского агентства решили нанести личный визит домой к должнику и звонят в дверь, впускать их не следует. Если они пытаются вскрыть или выбить дверь, угрожают, то эти действия образуют состав уголовного правонарушения — необходимо сразу же вызывать полицию по телефону 02. Все угрозы коллекторов нужно записывать на диктофон.

Для правильного общения с представителями коллекторских агентств необходимы спокойствие, выдержка, уверенность. Зачастую эти люди имеют опыт оперативной работы и очень легко распознают неуверенность и страх.

Очень важно понимать, что банк или коллекторское агентство — это коммерческие организации, которые ограничены в своих действиях рамками исключительно гражданского законодательства. Они не вправе изымать имущество, входить без разрешения в квартиру или дом и совершать иные действия, направленные на ограничение прав заемщиков.

Изменения в работе коллекторов с 01.07.2020 в связи в вступлением в юридическую силу Федерального закона от 21.12.2020 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)»

01.07.2020 вступил в силу Федеральный закон от 21.12.2020 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», которым впервые урегулированы отдельные вопросы отношений, связанных с внесудебными контактами кредиторов с заемщиками и лицами, предоставившими обеспечение по договору, с целью помешать «кошмарить» последних.

Согласно статье 15 Закона № 353-ФЗ:

представители кредитора не могут действовать анонимно, они обязаны представляться заемщику и иным лицам, сообщая о себе фамилию, имя, отчество (наименование юридического лица), должность и место жительства (место нахождения).

запрещены (по инициативе коллектора):

телефонные звонки, направление sms в рабочие дни с 22 до 8 часов и в выходные и праздничные дни с 20 до 9 часов по местному времени места жительства заемщика или предоставившего обеспечение кредита (займа) лица;

непосредственное взаимодействие с заемщиком и предоставившими обеспечение кредита (займа) лицами, направленное на исполнение договора до наступления срока его исполнения.

Однако остался открытым вопрос о специальном контроле за соответствием Закону действий иных лиц, получивших права требования к заемщикам, т.к. в Законе № 353-ФЗ отсутствует какое-либо указание на конкретные уполномоченные органы, в которые могут обратиться граждане за защитой своих прав.

Статья 15 Федерального закона от 21.12.2020 № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)»
«Особенности совершения действий, направленных на возврат задолженности по договору потребительского кредита (займа)»

При совершении действий, направленных на возврат во внесудебном порядке задолженности, возникшей по договору потребительского кредита (займа), кредитор и (или) юридическое лицо, с которым кредитор заключил агентский договор, предусматривающий совершение таким лицом юридических и (или) иных действий, направленных на возврат задолженности, возникшей по договору потребительского кредита (займа) (далее — лицо, осуществляющее деятельность по возврату задолженности), вправе взаимодействовать с заемщиком и лицами, предоставившими обеспечение по договору потребительского кредита (займа), используя:

1) личные встречи, телефонные переговоры (далее — непосредственное взаимодействие);

2) почтовые отправления по месту жительства заемщика или лица, предоставившего обеспечение по договору потребительского кредита (займа), телеграфные сообщения, текстовые, голосовые и иные сообщения, передаваемые по сетям электросвязи, в том числе подвижной радиотелефонной связи.

Иные, за исключением указанных в части 1 настоящей статьи способов, способы взаимодействия с заемщиком или лицом, предоставившим обеспечение по договору потребительского кредита (займа), по инициативе кредитора и (или) лица, осуществляющего деятельность по возврату задолженности, могут использоваться только при наличии в письменной форме согласия заемщика или лица, предоставившего обеспечение по договору потребительского кредита (займа).

Не допускаются следующие действия по инициативе кредитора и (или) лица, осуществляющего деятельность по возврату задолженности:

1) непосредственное взаимодействие с заемщиком или лицом, предоставившим обеспечение по договору потребительского кредита (займа), направленное на исполнение заемщиком обязательства по договору, срок исполнения которого не наступил, за исключением случая, если право потребовать досрочного исполнения обязательства по договору предусмотрено федеральным законом;

2) непосредственное взаимодействие или взаимодействие посредством коротких текстовых сообщений, направляемых с использованием сетей подвижной радиотелефонной связи, в рабочие дни в период с 22 до 8 часов по местному времени и в выходные и нерабочие праздничные дни с 20 до 9 часов по местному времени по месту жительства заемщика или лица, предоставившего обеспечение по договору потребительского кредита (займа), которое указано при заключении договора потребительского кредита (договора, обеспечивающего исполнение договора потребительского кредита (займа) или о котором кредитор был уведомлен в порядке, установленном договором потребительского кредита (займа).

Кредитор, а также лицо, осуществляющее деятельность по возврату задолженности, не вправе совершать юридические и иные действия, направленные на возврат задолженности, возникшей по договору потребительского кредита (займа), с намерением причинить вред заемщику или лицу, предоставившему обеспечение по договору потребительского кредита (займа), а также злоупотреблять правом в иных формах.

При непосредственном взаимодействии с заемщиком или лицом, предоставившим обеспечение по договору потребительского кредита (займа), кредитор и (или) лицо, осуществляющее деятельность по возврату задолженности, обязаны сообщать фамилию, имя, отчество (последнее при наличии) или наименование кредитора и (или) лица, осуществляющего деятельность по возврату задолженности, или место нахождения, фамилию, имя, отчество (последнее при наличии) и должность работника кредитора или лица, осуществляющего деятельность по возврату задолженности, который осуществляет взаимодействие с заемщиком, адрес места нахождения для направления корреспонденции кредитору и (или) лицу, осуществляющему деятельность по возврату задолженности.

18.09.2020 в Госдуму РФ внесен Законопроект № 884052-6 о коллекторской деятельности в Российской Федерации следующего содержания:

Проект закона «О деятельности по взысканию задолженности»

Глава 1. Общие положения

Статья 1. Предмет регулирования и сфера применения настоящего Федерального закона

  1. Настоящий Федеральный закон в целях защиты прав и интересов физических лиц, в том числе индивидуальных предпринимателей и глав крестьянских (фермерских) хозяйств устанавливает правовые основы осуществления деятельности по взысканию задолженности указанных лиц, а также права и обязанности органа, уполномоченного осуществлять контроль (надзор) деятельности лиц, специализирующихся на взыскании задолженности.
  2. Положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, возникающие из договоров между физическими лицами, не являющимися индивидуальными предпринимателями, предусматривающими денежные обязательства в размере, не превышающем пятьдесят тысяч рублей.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

1) задолженность – денежное обязательство (выраженное как в рублях, так и в иностранной валюте), возникшее из договоров и других сделок, вследствие причинения вреда, вследствие неосновательного обогащения или по иным основаниям, предусмотренным гражданским законодательством Российской Федерации, в том числе обязательство по возмещению судебных расходов;

2) должник – физическое лицо (в том числе индивидуальный предприниматель или глава крестьянского (фермерского) хозяйства), имеющее задолженность;

3) первоначальный кредитор – лицо, с которым был заключен договор, являющийся основанием возникновения задолженности, либо, если задолженность возникла не из договора, первый кредитор, перед которым возникла задолженность;

4) взыскание задолженности – совершение взыскателем любых юридических и (или) фактических действий, направленных на погашение задолженности, заключающихся, в том числе, во взаимодействии с должником;

5) взыскатель – любое юридическое или физическое лицо, осуществляющее взыскание задолженности, в том числе кредитор либо не являющееся работником кредитора лицо, осуществляющее взыскание задолженности, на основании заключенного с ним кредитором гражданско-правового договора или в силу полномочий, связанных с взысканием задолженности, основанных на выданной кредитором доверенности;

6) представитель должника – юридическое или физическое лицо, осуществляющее в интересах должника юридические и (или) фактические действия, связанные с представлением интересов должника при взаимодействии с лицами, осуществляющими в отношении должника взыскание задолженности, на основании заключенного с ним должником гражданско-правового договора или в силу полномочий, основанных на выданной должником доверенности в силу полномочий, возникших в силу доверенности или иных предусмотренных законодательством Российской Федерации оснований, в связи с взысканием задолженности;

7) профессиональный взыскатель – юридическое лицо, специализирующееся на взыскании задолженности, сведения о котором внесены в государственный реестр профессиональных взыскателей в соответствии с настоящим Федеральным законом;

8) уполномоченный орган – федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации осуществлять контроль (надзор) деятельности по взысканию задолженности.

Энциклопедия богатства:  Hunter FX - отзыв и инструкция к скачиванию
  • Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, положения настоящего Федерального закона, касающиеся должника, распространяются также на его представителей.
    Если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом, положения настоящего Федерального закона, касающиеся взыскателя в том числе профессионального взыскателя, распространяются также на его работников, единоличные исполнительные органы и арбитражного управляющего.
    Если взыскателем является финансовая организация, полномочия конкурсного управляющего, ликвидатора или временной администрации которой осуществляет Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», то положения настоящего Федерального закона, касающиеся взыскателя, распространяются также на ее работников, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом или законодательством, регулирующим ее деятельность.
  • Статья 3. Правовое регулирование отношений, связанных с взысканием задолженности

    1. Правовое регулирование отношений, связанных с взысканием задолженности, осуществляется в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации.
    2. Кроме случаев, предусмотренных пунктами 3 и 4 настоящей статьи, если иным нормативным правовым актом Российской Федерации или соглашением между должником и взыскателем установлены иные правила, чем предусмотрены настоящим Федеральным законом, такие правила применяются, если они не ухудшают положение должника в соответствии с настоящим Федеральным законом либо устанавливают дополнительные обязанности взыскателя и дополнительные ограничения при осуществлении деятельности по взысканию по сравнению с теми, которые установлены настоящим Федеральным законом.
    3. Положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, регулируемые законодательством о гражданском судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах, третейских судах, производстве по делам об административных правонарушениях, исполнительном производстве, банкротстве и бюро кредитных историй, а также уголовно-процессуальным законодательством.
    4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора.

    Глава 2. Условия осуществления деятельности по взысканию задолженности

    Статья 4. Способы взаимодействия взыскателя с должником

    1. В целях осуществления взыскания задолженности взыскатель вправе взаимодействовать с должником, используя:
      1. 1) личные встречи, телефонные переговоры (далее – непосредственное взаимодействие);
      2. 2) голосовые, короткие текстовые и иные сообщения, передаваемые по сетям подвижной (в том числе мобильной) связи и электросвязи (в том числе сети Интернет);
      3. 3) почтовые отправления и телеграфные сообщения по месту жительства или месту пребывания должника.
    2. Иные способы взаимодействия (в частности, взаимодействие с членами семьи или работодателем должника, размещение информации в сети Интернет, в (на) жилом помещении или доме должника) по инициативе взыскателя, кроме указанных в пункте 1 настоящей статьи, могут использоваться только при наличии предварительного письменного согласия должника, предоставленного не ранее чем через один месяц после возникновения просрочки исполнения должником обязательства.

    Статья 5. Лица, имеющие право осуществлять непосредственное взаимодействие с должником

    1. При взыскании задолженности непосредственное взаимодействие с должником вправе осуществлять только:
      1. 1) первоначальный кредитор;
      2. 2) новый кредитор, к которому перешло право требования к должнику по основаниям, установленным гражданским законодательством Российской Федерации, с учетом положений пункта 2 настоящей статьи;
      3. 3) профессиональный взыскатель, осуществляющий взыскание задолженности на основании заключенного с ним кредитором договора.
    2. При взыскании задолженности по обязательству должника, возникшему из договора потребительского кредита (займа), непосредственное взаимодействие с должником помимо первоначального кредитора вправе осуществлять только новый кредитор, являющийся:
      • лицом, имеющим право осуществлять деятельность по предоставлению потребительского кредита (займа);
      • профессиональным взыскателем, обладающим статусом профессионального взыскателя не менее года.

      Ограничение, предусмотренное абзацем первым настоящего пункта, не применяется в отношении Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» в случае перехода к нему права требования к должнику по основаниям, установленным гражданским законодательством Российской Федерации

    3. При взыскании задолженности непосредственное взаимодействие с должником иных лиц, кроме указанных в пункте 1 и 2 настоящей статьи, не допускается.
      Ограничение предусмотренное в абзаце первом настоящего пункта распространяется в том числе на любое юридическое или не являющееся работником кредитора физическое лицо, осуществляющее взыскание задолженности, на основании заключенного с ним кредитором гражданско-правового договора или в силу полномочий, связанных с взысканием задолженности, основанных на выданной кредитором доверенности.
    4. Взыскатель не вправе привлекать к непосредственному взаимодействию с должником лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость за преступления против личности, преступления в сфере экономической деятельности или преступления против государственной власти, а также лиц, имеющих заболевания, препятствующие осуществлению деятельности по взысканию задолженности в соответствии с перечнем, утвержденным уполномоченным органом.
      Ограничение, предусмотренное абзацем первым настоящего пункта, применяется как в отношении лиц, привлекаемых кредитором для осуществления взыскания задолженности, на основании заключенного с ним кредитором гражданско-правового договора или в силу полномочий, связанных с взысканием задолженности, основанных на выданной кредитором доверенности, так и лиц, являющихся работниками взыскателя.

    Статья 6. Общие требования к действиям взыскателя

    1. При взыскании задолженности взыскатель обязан действовать добросовестно и разумно и не допускать неправомерного причинения вреда должнику и иным лицам.
    2. Не допускаются действия взыскателя, связанные с:
      1. 1) применением к должнику или иным лицам физической силы либо угрозой ее применения;
      2. 2) уничтожением или повреждением имущества либо угрозой такого уничтожения или повреждения;
      3. 3) применением методов, опасных для жизни и здоровья людей;
      4. 4) использованием выражений и совершением иных действий, унижающих честь и достоинство должника и иных лиц.
    3. Не допускается в целях осуществления взыскания непосредственное взаимодействие взыскателя с заведомо несовершеннолетними лицами, лицами, лишенными дееспособности или ограниченными в дееспособности, лицами, находящимися на излечении в психиатрической больнице (стационаре).
    4. Не допускаются действия взыскателя, направленные на введение должника и иных лиц в заблуждение относительно существа спора между кредитором и должником, относительно передачи спора на рассмотрение суда, правовой природы и размера неисполненного обязательства, причин его неисполнения должником, сроков исполнения обязательства, последствий его неисполнения для должника и иных лиц, возможности применения к должнику мер административного и уголовно-процессуального воздействия и уголовного преследования должника, а также относительно принадлежности взыскателя к органам государственной власти и органам местного самоуправления.
    5. Взыскатель не вправе сообщать иным лицам (помимо должника) или делать доступной для них (в том числе путем размещения в сети Интернет или в (на) жилом помещении или доме должника или путем сообщения по месту работы) персональные данные должника, в том числе содержащие сведения о задолженности или о ее взыскании, за исключением случая, когда это предусмотрено законом или письменным согласием должника, предоставленным не ранее чем через один месяц после возникновения просрочки исполнения должником обязательства.
      Взыскатель вправе сообщать сведения о задолженности и ее взыскании:
      новому кредитору при переходе к нему права требования, а также перед таким переходом при проведении переговоров о приобретении права требования;
      новому взыскателю, не являющемуся кредитором, при заключении с ним договора об оказании услуг по взысканию задолженности, а также перед заключением такого договора при проведении переговоров о его заключении.
      Лица, получившие информацию о должнике и о задолженности в ходе вышеуказанных переговоров, обязаны сохранять ее конфиденциальность и в том случае, если они не заключат с взыскателем соответствующий договор.

    Статья 7. Требования к действиям взыскателя при использовании отдельных способов взаимодействия.

    1. Не допускается непосредственное взаимодействие взыскателя с должником по инициативе взыскателя:
      1. 1) направленное на погашение задолженности по обязательству, срок исполнения которого не наступил или просрочка по которому составляет менее одного месяца;
      2. 2) в рабочие дни в период с 22 до 8 часов и в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 до 9 часов по местному времени по месту жительства (пребывания) должника;
      3. 3) более одного раза в сутки;
      4. 4) более трех раз в неделю;
      5. 5) более десяти раз в месяц;
      6. 6) если взыскателю известно, что должник находится на лечении в медицинском учреждении;
      7. 7) если взыскателю известно, что должник является беременной женщиной или имеет ребенка в возрасте до полутора лет;
      8. 8) если возраст должника превышает семьдесят лет;
      9. 9) если взыскателю известно, что должник является инвалидом первой группы;
      10. 10) если взыскателю известно, что истекла исковая давность по взысканию задолженности и она не подтверждена судебным актом.
    2. В начале каждого случая непосредственного взаимодействия взыскателя с должником по инициативе взыскателя взыскателем должнику должны быть сообщены:
      фамилия, имя и отчество (при наличии) физического лица, осуществляющего такое взаимодействие;
      фамилия, имя и отчество (при наличии) (наименование) кредитора и профессионального взыскателя (для случая, когда в качестве взыскателя выступает не кредитор).
    3. Не допускается взаимодействие с использованием голосовых, коротких текстовых и иных сообщений, передаваемых по сетям подвижной (в том числе мобильной) связи и электросвязи (в том числе сети Интернет):
      1. 1) в рабочие дни в период с 22 до 8 часов и в выходные и нерабочие праздничные дни в период с 20 до 9 часов по местному времени по месту жительства (пребывания) должника;
      2. 2) более двух раз в сутки;
      3. 3) более четырех раз в неделю;
      4. 4) более десяти раз в месяц.
    4. Во всех документах, направляемых взыскателем должнику (кроме случаев направления сообщений посредством мобильной связи) обязательно указываются:
      1. 1) следующая информация о кредиторе (а также о взыскателе, не являющемся кредитором):
        • наименование, основной государственный регистрационный номер, идентификационный номер налогоплательщика, место нахождения (для юридического лица), фамилия, имя и отчество (при наличии) (для физического лица), основной государственный регистрационный номер (для индивидуального предпринимателя);
        • почтовый адрес, адрес электронной почты и номер телефона;
        • сведения о договорах и иных документах, подтверждающих полномочия взыскателя, не являющегося кредитором;
      2. 2) фамилию, имя, отчество (при наличии) и должность лица, подписавшего документ;
      3. 3) сведения о договорах и иных документах, являющихся основанием для возникновения права требования к должнику;
      4. 4) сведения о размере и структуре задолженности, о сроках и порядке ее погашения;
      5. 5) банковские реквизиты для погашения задолженности.

      Весь текст в документах, направляемых взыскателем должнику, должен быть напечатан (отображаться) четким, хорошо читаемым шрифтом.

    5. В сообщениях, передаваемых посредством мобильной связи, взыскатель обязан сообщить должнику:

      фамилию, имя и отчество (при наличии) (наименование) взыскателя и кредитора;
      сведения о размере и структуре задолженности, о сроках и порядке ее погашения;
      почтовый адрес, адрес электронной почты и номер телефона взыскателя.

    6. Взыскателям запрещается использовать технические средства, позволяющие скрывать информацию о телефонном номере, с которого осуществляется звонок или направляется сообщение должнику, либо адресе электронной почты, с которой направлено сообщение должнику.
    7. Взыскателям для осуществления непосредственного взаимодействия с должником в форме телефонных звонков разрешается использование абонентских номеров, полученных только путем заключения между взыскателем и оператором связи договора об оказании услуг телефонной связи.
    8. Если взыскателю известно, что должник не владеет в необходимой степени русским языком, взаимодействие с ним должно осуществляться на языке, которым должник владеет в необходимой степени.

    Статья 8. Снижение частоты взаимодействия и прекращение взаимодействия взыскателя с должником

    1. Должник вправе направить взыскателю письменное уведомление о снижении частоты непосредственного взаимодействия.
      Уведомление может быть направлено взыскателю не ранее чем через 3 месяца с даты наступления срока исполнения обязательства, которое не исполнено должником.
      После получения такого уведомления взыскатель не вправе по собственной инициативе осуществлять непосредственное взаимодействие с должником путем:
      проведения телефонных переговоров – чаще одного раза в неделю;
      путем проведения личных встреч – чаще одного раза в месяц.
    2. Должник вправе направить взыскателю письменное уведомление о прекращении непосредственного взаимодействияс должником с указанием на то, что его интересы в отношениях с взыскателем защищает представитель.
      Уведомление должно содержать фамилию, имя, отчество (при наличии) представителя должника, его телефон, почтовый адрес и адрес электронной почты. К нему должна быть приложена нотариально удостоверенная копия нотариально удостоверенной доверенности представителя.
      После получения такого уведомления взыскатель не вправе по собственной инициативе осуществлять непосредственное взаимодействие с должником лично.
      Должник вправе в любой момент отменить указанное уведомление, уведомив об этом взыскателя.

    Статья 9. Уведомление должника об уступке кредитором права требования другому лицу или о заключении договора, предусматривающего взыскание задолженности

    Кредитор обязан в письменном виде уведомить должника о заключении договора об уступке другому лицу права требования к должнику или о заключении договора, предусматривающего взыскание его задолженности, в течение трех рабочих дней с даты заключения соответствующего договора.
    В указанном уведомлении должны быть указаны сведения о новом кредиторе или взыскателе, предусмотренные пунктом 4 статьи 7 настоящего Федерального закона.

    Статья 10. Ответы на обращения

    Взыскатель обязан ответить на обращение должника, а должник обязан ответить на обращение взыскателя не позднее десяти рабочих дней со дня получения такого обращения.

    Статья 11. Гражданско-правовая ответственность взыскателя

    Взыскатель обязан возместить убытки и моральный вред, причиненные его неправомерными действиями при взыскании задолженности должнику или иным лицам.

    Статья 12. Обязанности должника

    1. Должник обязан действовать добросовестно и разумно и не допускать неправомерного причинения вреда взыскателю.
    2. Должник обязан извещать взыскателя об изменении своего места жительства (пребывания), имени, фамилии и отчества (при наличии), номера своего телефона и адреса своей электронной почты.
    3. Должник не вправе скрывать от взыскателя информацию о своем имуществе, на которое в соответствии с законодательством может быть обращено взыскание для погашения задолженности.
    4. Должник не вправе предоставлять взыскателю заведомо ложную информацию с целью неправомерно затруднить взыскание задолженности.

    Глава 3. Условия осуществления деятельности профессиональными взыскателями

    Статья 14. Ведение государственного реестра профессиональных взыскателей

    1. Внесение и изменение сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей, отказ во внесении сведений о юридическом лице в указанный реестр и исключение сведений о юридическом лице из государственного реестра профессиональных взыскателей осуществляются уполномоченным органом в соответствии с настоящим Федеральным законом.
    2. Уполномоченный орган устанавливает порядок ведения государственного реестра профессиональных взыскателей.
    3. Государственный реестр профессиональных взыскателей ведется на бумажных и электронных носителях. При несоответствии между записями на бумажных носителях и электронных носителях приоритет имеют записи на бумажных носителях.
    4. Ведение государственного реестра профессиональных взыскателей на электронных носителях осуществляется в соответствии с едиными организационными, методологическими и программно-техническими принципами, обеспечивающими совместимость и взаимодействие этого реестра с иными федеральными информационными системами и сетями.
    5. Сведения, содержащиеся в государственном реестре профессиональных взыскателей, являются открытыми и общедоступными.
    6. За внесение сведений в государственный реестр профессиональных взыскателей взимается государственная пошлина в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

    Статья 15. Требования к юридическому лицу – профессиональному взыскателю, органам управления и работникам профессионального взыскателя

    1. Профессиональным взыскателем может являться только юридическое лицо:
      1. 1) зарегистрированное в форме хозяйственного общества;
      2. 2) имеющее уставный капитал не менее трех миллионов рублей, оплаченный деньгами;
      3. 3) заключившее договор обязательного страхования ответственности за причинение убытков и морального вреда должникам и иным лицам при осуществлении деятельности по взысканию задолженности со страховой суммой не менее десяти миллионов рублей в год;
      4. 4) в отношении, которого не принято решение о ликвидации или о введении процедуры, применяемой в деле о банкротстве;
      5. 5) обладающее оборудованием и программным обеспечением, соответствующим требованиям, определенным уполномоченным органом;
      6. 6) включенное в реестр операторов, осуществляющих обработку персональных данных, в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О персональных данных»;
      7. 7) которое в течение трех предшествующих лет не исключалось из государственного реестра профессиональных взыскателей за исключением случаев добровольного исключения по заявлению юридического лица;
      8. 8) не имеющее неисполненное в течение более одного месяца со дня вступления в законную силу судебного акта денежное обязательство;
      9. 9) учредители, органы управления и работники которого соответствуют требованиям, предусмотренным подпунктами 2 и 3 настоящего пункта.
    2. Физическое лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за преступление в сфере экономической деятельности или преступление против государственной власти, не вправе прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) самостоятельно или совместно с иными лицами, связанными с ним договорами доверительного управления имуществом, и (или) простого товарищества, и (или) поручения, и (или) акционерным соглашением, и (или) иным соглашением, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) профессионального взыскателя, получать право распоряжения 10 и более процентами голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал профессионального взыскателя.
      Лицо, которое прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) самостоятельно или совместно с иными лицами, связанными с ним договорами доверительного управления имуществом, и (или) простого товарищества, и (или) поручения, и (или) акционерным соглашением, и (или) иным соглашением, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) профессионального взыскателя, получило право распоряжения 10 и более процентами голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал профессионального взыскателя, обязано направить уведомление профессиональному взыскателю и в уполномоченный орган в порядке и сроки, которые установлены нормативными правовыми актами уполномоченного органа.
    3. Членом совета директоров (наблюдательного совета), членом коллегиального исполнительного органа, единоличным исполнительным органом профессионального взыскателя не может являться лицо:
      1. 1) которое осуществляло функции единоличного исполнительного органа профессионального взыскателя в момент совершения нарушений, за которые юридическое лицо было исключено из государственного реестра профессиональных взыскателей;
      2. 2) в отношении которого не истек срок, в течение которого оно считается подвергнутым административному наказанию в виде дисквалификации;
      3. 3) имеющее неснятую или непогашенную судимость за преступления против личности, преступления в сфере экономической деятельности или преступления против государственной власти;
      4. 4) в течение трех предшествующих лет отстраненное судом от исполнения обязанностей арбитражного управляющего;
      5. 5) в течение трех предшествующих лет исключенное из саморегулируемой организации арбитражных управляющих в связи с нарушением законодательства о несостоятельности (банкротстве), иных нормативных правовых актов Российской Федерации, федеральных стандартов, стандартов и правил профессиональной деятельности;
      6. 6) в отношении которого в течение трех предшествующих лет судом было принято определение о неприменении в отношении него правила об освобождении от исполнения обязательств при банкротстве;
      7. 7) которое в течение трех предшествующих лет допускало просрочку исполнения на срок более одного месяца вступившего в законную силу судебного акта о взыскании задолженности.

      Действующий член совета директоров (наблюдательного совета) при наступлении обстоятельств, указанных в настоящем пункте, считается выбывшим со дня наступления соответствующего обстоятельства.

    4. Работником профессионального взыскателя, к функциям которого отнесено непосредственное взаимодействие с должником, не может являться лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за преступления против личности, преступления в сфере экономической деятельности или преступления против государственной власти, а также лицо, имеющее заболевание, препятствующее осуществлению деятельности по взысканию задолженности в соответствии с перечнем, утвержденным уполномоченным органом.

    Статья 16. Приобретение статуса профессионального взыскателя

    1. Юридическое лицо приобретает статус профессионального взыскателя со дня внесения сведений о нем в государственный реестр профессиональных взыскателей и утрачивает статус профессионального взыскателя со дня исключения указанных сведений из этого реестра.
      Юридическое лицо приобретает права и обязанности, предусмотренные настоящим Федеральным законом для профессионального взыскателя, со дня приобретения им статуса профессионального взыскателя.
      Юридическое лицо обязано прекратить осуществление деятельности, которую в соответствии с настоящим Федеральным законом может осуществлять только профессиональный взыскатель, не позднее дня, следующего за днем исключения юридического лица из государственного реестра профессиональных взыскателей.
    2. Сведения о юридическом лице, соответствующем требованиям, установленным настоящим Федеральным законом, вносятся в государственный реестр профессиональных взыскателей в течение четырнадцати рабочих дней со дня представления юридическим лицом (далее – заявитель) в уполномоченный орган следующих документов и сведений:
      1. заявления о внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей, подписанного руководителем юридического лица или уполномоченным им лицом с указанием его фамилии, имени, отчества (при наличии), места жительства и контактных телефонов;
      2. копий учредительных документов юридического лица;
      3. копии решения о создании юридического лица и об утверждении его учредительных документов;
      4. копии решения об избрании (о назначении) органов управления юридического лица с указанием их состава на день представления документов в уполномоченный орган;
      5. сведения об учредителях юридического лица по форме, утвержденной уполномоченным органом;
      6. сведения об адресе (о месте нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица, по которому осуществляется связь с юридическим лицом;
      7. выписки из реестра иностранных юридических лиц соответствующей страны происхождения или иного равного по юридической силе документа, подтверждающих правовой статус учредителя — иностранного юридического лица (для юридических лиц с иностранными учредителями).
    3. Уполномоченный орган при рассмотрении заявления о внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей запрашивает в федеральном органе исполнительной власти, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц, сведения о государственной регистрации заявителя в качестве юридического лица, если заявителем не представлена копия свидетельства о его государственной регистрации в качестве юридического лица по собственной инициативе.
    4. Представляемые в соответствии с настоящей статьей документы иностранных юридических лиц должны быть представлены на государственном (официальном) языке соответствующего иностранного государства с переводом на русский язык и удостоверены в установленном порядке.
      Уполномоченный орган при отсутствии установленных настоящим Федеральным законом оснований для отказа во внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей не позднее чем через двадцать рабочих дней со дня получения документов, указанных в пункте 2 настоящей статьи, вносит сведения о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей и выдает заявителю свидетельство о внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей.
      Форма свидетельства о внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей устанавливается уполномоченным органом.
    5. Наименование профессионального взыскателя должно содержать слова «профессиональный взыскатель» или «коллектор».
      Ни одно юридическое лицо в Российской Федерации, за исключением юридических лиц, включенных в государственный реестр профессиональных взыскателей, и юридических лиц, создаваемых для осуществления деятельности по взысканию задолженности на профессиональной основе и приобретения статуса профессионального взыскателя, не может использовать в своем наименовании словосочетания «профессиональный взыскатель», «агентство по взысканию задолженности», «профессиональный коллектор», «коллекторское агентство», «коллекторская организация» или «коллекторская фирма».
      Юридическое лицо, создаваемое для осуществления деятельности по взысканию задолженности и приобретения статуса профессионального взыскателя, вправе использовать в своем наименовании словосочетания, указанные в абзаце втором настоящего пункта, в течение шестидесяти календарных дней со дня государственной регистрации в качестве юридического лица.
      В случае утраты юридическим лицом, в наименовании которого содержатся словосочетания, указанные в абзаце втором настоящего пункта, статуса профессионального взыскателя данное лицо обязано исключить из своего наименования указанные словосочетания, производные от них слова и словосочетания в течение тридцати календарных дней со дня исключения данного юридического лица из государственного реестра профессиональных взыскателей.
    6. Информация о включении юридического лица в государственного реестр профессиональных взыскателей размещается на официальном сайте юридического лица, включенного в государственный реестр профессиональных взыскателей, в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

    Статья 17. Отказ во внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей

    1. Во внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей может быть отказано по следующим основаниям:
      1. несоответствие информации и документов, представленных в уполномоченный орган для внесения в государственный реестр профессиональных взыскателей, требованиям настоящего Федерального закона и принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов, нормативных правовых актов уполномоченного органа;
      2. представление неполного комплекта предусмотренных настоящим Федеральным законом документов, необходимых для внесения в государственный профессиональных взыскателей, либо документов, содержащих недостоверную информацию;
      3. несоответствие юридического лица, органов управления, учредителей (участников) и работников юридического лица требованиям настоящего Федерального закона;
      4. наличие в государственном реестре профессиональных взыскателей полного и (или) сокращенного наименования профессионального взыскателя, в том числе полного или сокращенного фирменного наименования, совпадающего с полным и (или) сокращенным наименованием, в том числе с полным или сокращенным фирменным наименованием юридического лица, подавшего заявление;
      5. о внесении сведений о данном юридическом лице в указанный реестр, или сходного с ним до степени смешения, при условии, что соответствующие сведения о профессиональном взыскателе были внесены в единый государственный реестр юридических лиц ранее сведений о юридическом лице, подавшем заявление.
    2. Решение об отказе во внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей должно содержать мотивированное обоснование этого отказа с указанием всех причин, послуживших основанием для данного отказа. Решение об отказе во внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей сообщается заявителю в письменной форме не позднее чем через четырнадцать календарных дней со дня получения уполномоченным органом документов и сведений, указанных в пункте 2 статьи 16 настоящего Федерального закона.
    3. Отказ во внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей, а также непринятие уполномоченным органом в установленный срок соответствующего решения могут быть обжалованы в судебном порядке.
    4. Отказ во внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей не является препятствием для повторной подачи заявления о внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей. Повторная подача такого заявления и принятие по нему решения осуществляются в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом.

    Статья 18. Исключение сведений о юридическом лице из государственного реестра профессиональных взыскателей

    1. Исключение сведений о юридическом лице из государственного реестра профессиональных взыскателей осуществляется уполномоченным органом на основании решения уполномоченного органа по следующим основаниям:
      1. подача соответствующего заявления профессионального взыскателя по форме, установленной уполномоченным органом. Вместе с заявлением профессионального взыскателя об исключении сведений о нем из государственного реестра профессиональных взыскателей в уполномоченный орган должны быть представлены документы, предусмотренные статьей 23 настоящего Федерального закона;
      2. ликвидация юридического лица – профессионального взыскателя;
      3. в случае неоднократного выявления в течение года:
        • несоответствия органов управления профессионального взыскателя требованиям настоящего Федерального закона;
        • нарушения профессиональным взыскателем требований настоящего Федерального закона и иных нормативных правовых актов, в том числе нормативных правовых актов уполномоченного органа.
    2. В случае поступления в уполномоченный орган заявления профессионального взыскателя об исключении сведений о нем из государственного реестра профессиональных взыскателей уполномоченный орган принимает решение об исключении сведений о юридическом лице из государственного реестра профессиональных взыскателей в течение сорока пяти календарных дней со дня получения соответствующего заявления.
    3. С момента направления профессиональным взыскателем в уполномоченный орган заявления об исключении сведений о нем из государственного реестра профессиональных взыскателей и до принятия уполномоченным органом решения по указанному заявлению профессиональный взыскатель не вправе осуществлять деятельность, которую в соответствии с настоящим Федеральным законом может осуществлять только профессиональный взыскатель.
    4. Уполномоченный орган отказывает в исключении сведений о профессиональном взыскателе из государственного реестра профессиональных взыскателей в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 настоящей статьи в случае наличия оснований для исключения сведений об этом профессиональном взыскателе из государственного реестра профессиональных взыскателей, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи.
    5. Исключение сведений о юридическом лице из государственного реестра профессиональных взыскателей по иным основаниям, за исключением оснований, указанных в пунктах 1 и 2 настоящей статьи, не допускается.
    6. Информация об исключении юридического лица из государственного реестра профессиональных взыскателей размещается на официальном сайте юридического лица, исключенного из государственного реестра профессиональных взыскателей, в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».
    7. Исключение сведений о юридическом лице из государственного реестра профессиональных взыскателей может быть обжаловано в судебном порядке.
    8. Юридическое лицо считается исключенным из государственного реестра профессиональных взыскателей со дня принятия уполномоченным органом решения об исключении сведений о юридическом лице из государственного реестра профессиональных взыскателей.
    9. В случае утраты юридическим лицом статуса профессионального взыскателя данное юридическое лицо в течение пяти рабочих дней направляет в уполномоченный орган свидетельство о внесении сведений о юридическом лице в государственный реестр профессиональных взыскателей.

    Статья 19. Обязанности профессионального взыскателя

    Лучшие русскоязычные брокеры:

    Профессиональный взыскатель обязан:
    при осуществлении деятельности по взысканию задолженности указывать на то, что он является профессиональным взыскателем;
    вести перечень работников, имеющих доступ к информации о должниках и взыскании задолженности. При получении работником профессионального взыскателя доступа к указанной информации он обязан дать расписку об ознакомлении с положениями настоящего Федерального закона и об обязанности соблюдать конфиденциальность указанной информации в соответствии с пунктом 5 статьи 6 настоящего Федерального закона;
    осуществлять аудиозапись всех случаев непосредственного взаимодействия с должником, предупреждать должника о такой записи в начале взаимодействия, а также обеспечивать хранение на электронных носителях аудиозаписей до истечения не менее трех лет со дня их осуществления;
    обеспечивать хранение всех бумажных документов, составленных и полученных им в ходе взыскания задолженности, до истечения не менее трех лет со дня их отправления или получения;
    обеспечивать хранение на электронных носителях информации обо всех отправленных и полученных им в ходе взыскания задолженности сообщениях, предусмотренных подпунктом 2 пункта 1 статьи 4 настоящего Федерального закона, до истечения не менее трех лет со дня их отправления или получения;
    информировать уполномоченный орган об изменениях, внесенных в его учредительные документы, в течение тридцати календарных дней со дня государственной регистрации этих изменений.
    Дополнительные требования к порядку и условиям выполнения профессиональным взыскателем своих обязанностей, устанавливаются уполномоченным органом.

    Статья 20. Саморегулируемые организации профессиональных взыскателей

    1. Саморегулируемой организацией профессиональных взыскателей признается некоммерческая организация, которая соответствует требованиям, установленным Федеральным законом от 1 декабря 2007 года № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» (далее — Федеральный закон «О саморегулируемых организациях»), создана в целях осуществления контроля за профессиональной деятельностью своих членов в области взыскания задолженности в части соблюдения ими требований стандартов и правил саморегулируемой организации, условий членства в саморегулируемой организации, сведения о которой внесены в государственный реестр саморегулируемых организаций и которая объединяет профессиональных взыскателей на условиях членства на добровольной основе.
      Основные функции, права и обязанности саморегулируемой организации профессиональных взыскателей, принципы и порядок осуществления ее деятельности, требования к органам саморегулируемой организации профессиональных взыскателей и ее внутренним документам устанавливаются Федеральным законом «О саморегулируемых организациях».
    2. Профессиональный взыскатель одновременно может быть членом только одной саморегулируемой организации профессиональных взыскателей.

    Глава 4. Регулирование и надзор за деятельностью профессиональных взыскателей

    Статья 21. Регулирование и надзор за деятельностью профессиональных взыскателей

    1. Регулирование деятельности профессиональных взыскателей осуществляется уполномоченным органом, который осуществляет следующие функции:
      1. ведет государственный реестр профессиональных взыскателей в порядке, определенном настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и нормативными актами уполномоченного органа;
      2. получает от профессиональных взыскателей необходимую информацию об их деятельности, а также бухгалтерскую (финансовую) отчетность, осуществляет надзор за выполнением профессиональными взыскателями требований, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, нормативными правовыми актами уполномоченного органа;
    2. В отношении профессиональных взыскателей уполномоченный орган:
      1. запрашивает и получает информацию о профессиональных взыскателях у органов государственной статистики, федерального органа исполнительной власти, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц, у иных органов государственного контроля и надзора;
      2. запрашивает и получает информацию о профессиональном взыскателе из единого государственного реестра юридических лиц;
      3. обеспечивает соответствие сведений о профессиональном взыскателе в государственном реестре профессиональных взыскателей сведениям о соответствующем юридическом лице в едином государственном реестре юридических лиц;
      4. рассматривает жалобы, связанные с осуществлением деятельности профессиональных взыскателей;
      5. дает профессиональному взыскателю обязательные для исполнения предписания об устранении выявленных нарушений;
      6. исключает сведения о профессиональном взыскателе из государственного реестра профессиональных взыскателей в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;
      7. осуществляет иные права в соответствии с настоящим Федеральным законом.
    3. Профессиональный взыскатель вправе обжаловать действия (бездействие) уполномоченного органа в арбитражный суд.

    Статья 23. Отчетность профессиональных взыскателей

    Профессиональные взыскателя обязаны, в том числе при направлении в уполномоченный орган заявления об исключении сведений о них из осударственного реестра профессиональных взыскателей, представлять в уполномоченный орган отчет о деятельности по взысканию задолженности, а также документы и сведения, перечень которых определяется уполномоченным органом. Формы, сроки и периодичность представления указанных документов определяются уполномоченным органом.

    Глава 5. Заключительные положения

    Статья 24. Вступление в силу настоящего Федерального закона

    1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня его официального опубликования.
    2. Положения настоящего Федерального закона, предусматривающие издание акта Правительства Российской Федерации об определении уполномоченного органа, а также об издании нормативных актов уполномоченного органа, вступают в силу со дня его официального опубликования.
    3. Положения подпункта 2 пункта 2 статьи 5 настоящего Федерального закона в части требования к сроку обладания статусом профессионального взыскателя применяются по истечению одного года с даты вступления в силу настоящего Федерального закона.
    4. Положения настоящего Федерального закона применяются к отношениям, связанным с взысканием задолженности по обязательствам, возникшим до вступления настоящего Федерального закона в силу.

    Статья размещена в 2009 году. Дополнена — 09.07.2020, 17.04.2020, 17.09.2020

    Рейтинг брокеров 2020:
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Обучение торговле бинарными опционами в 2020 году
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: